Главная страница


  
Консультация специалиста
Библиотека
Фотогалерея
Download
Дело Астрологии
Расклады Таро
Школа для дебютантов
FAQ
Архив

Прогнозы
Форум
Проверь себя
Тема месяца
ЦДЖП
Календарь
Информация к размышлению
Links
Доска объявлений



Дело Астрологии





ИНТЕРВЬЮ С СЕРГЕЕМ ЧУДОВЫМ


О СЕБЕ, СВОЕМ ПУТИ В АСТРОЛОГИИ , О ТОМ КАК РЕШИТЬ НАБОЛЕВШИЕ ПРОБЛЕМЫ АСТРОЛОГИИ РАССУЖДАЕТ ОДИН ИЗ СТАРЕЙШИХ АСТРОЛОГОВ РОССИИ

М.Железнов - Сергей, как вы пришли в астрологию? Являлось ли это закономерным этапом Вашей предшествующей жизни? В каких формах это происходило?
С.Чудов - Я мог бы сказать, что это произошло случайно, но я давно убедился, что случайности в нашей жизни являются формой проявления некоторых подспудных закономерностей; они актуализируют те потенции, которые реально существуют задолго до того, и только при наличии такой подготовки из этих случайностей что-то проистекает (иначе из них просто ничего и не следует, они остаются незамеченными упущенными возможностями). Собственно об астрологии у меня не было серьезных знаний до встречи с М.Б. Левиным. Я знал, что существовала и существует такая оккультная наука, но о содержании ее у меня не было серьезных представлений. Но меня очень интересовало человеческое знание как таковое. Я понимал, что та форма этого знания, которая является преобладающей в наш век, т. е. научное знание, является, во-первых, не единственной возможной формой знания. А во-вторых, у меня всегда было интуитивное ощущение, что это знание при всей своей очевидной практической полезности и ценности для человечества все же несколько неоправданно преувеличивает свою роль и монополизирует знание как таковое. Т. е. для ученого, просто для современного человека слово "ненаучно" звучит как окрашенное сильным отрицательным эмоциональным зарядом. У него "ненаучно" - это синоним чуши, ерунды и того, на что не следует тратить время. Но мое знакомство просто с художественной литературой, с древней историей убедило меня в том, что наука - это лишь одна из форм знания (то, что сейчас называется наукой) и довольно специфическая. Т. е. она является продуктом очень определенного культурного мира, культурной цивилизации. В то же время история культур гораздо шире, чем история западной цивилизации, той цивилизации, из которой и выросла наука. Поэтому акцент на сайентизме, на том, что только наука и является настоящим знанием - это, в сущности, форма европоцентризма. Но для человека, который знаком не только с европейской цивилизацией (и с той формой, которую она приняла после Возрождения), но и с различными древними цивилизациями понятно, что такой подход просто слишком односторонен. И разные другие формы знания, как то: оккультные науки, натурфилософия, народная медицина - это формы знания, но они построены по иным принципам. И меня интересовали эти принципы построения знания вообще. И когда я случайно, разыскивая своего старого знакомого по мехмату, получил через третьи руки, что человек, которого я ищу, живет там-то и там-то, я поехал к нему, чтобы возобновить старые связи. Тут произошла удивительная накладка: выяснилось, что это не тот человек, просто его так же зовут. Просто на мехмате в это время учились два Миши Левина, а тот, с которым я встречался в молодости, давно уехал из страны. А его однофамилец сразу произвел на меня впечатление человека богатого и очень интересного, которому есть, что сказать. Мы познакомились, подружились и нашли массу общих точек соприкосновения. Это и было отчасти моим знакомством с астрологией. Это произошло в 1986 году и довольно скоро Миша пригласил меня в нечто вроде туристского путешествия. Я имел богатый опыт туристских путешествий, я этим увлекался, и отправился с Мишей и его друзьями в такое путешествие в Фанские горы. Я довольно быстро понял, что это нечто существенно большее, выходящее за рамки туризма, а это такая форма общения, не только дружеского, но и научного, познавательного и духовного общения, которая действительно требует для того, чтобы она могла состояться, совершенно специфических условий, а именно: жить в горах среди очень красивой природы. Этот эмоциональный фон позволяет общаться совершенно на другом уровне, и для меня это было незабываемое впечатление. С тех пор продолжаются наши не очень частые и продолжительные, но очень содержательные контакты, поскольку меня всегда интересует, как Миша смотрит на те или иные вещи, а он с достаточным интересом относится к моим философским попыткам осмыслить те вопросы, которые его тоже волнуют.

М.Железнов - А в каких формах протекало ваше астрологическое образование? Это были только беседы с Левиным или вы читали какую-то астрологическую литературу, посещали какие-то занятия?
С.Чудов - Литература тогда была недоступна. Можно сказать, что почти все развитие астрологии в те времена проходило в форме личных контактов и бесед за чайным столом. Поэтому и создалось такое впечатление, что это возникло вдруг как-то из-под земли. Но на самом деле это, конечно, не так. Просто тогдашние условия духовной жизни в стране почти всю самодеятельную духовную деятельность загнали именно в эти рамки. Это касается не только астрологии, а любых других серьезных попыток людей как-то решить серьезные проблемы. Все это действительно происходило в форме дружеских бесед, контактов и было единственно возможной формой. Созывать конференцию тогда не было никакой возможности, даже дружеские философские кружки с подчас совершенно невинными намерениями, абсолютно аполитичными, тоже не допускались. Сейчас даже смешно вспоминать, как можно было видеть в таких вещах что-то опасное для государства. Для всех участников каких-то культурных мероприятий, дружеских вечеров, вплоть до домашних концертов, подвергалось систематическому преследованию. Поэтому говорить об истории астрологии в этом отношении довольно трудно.
Но во всем этом были лидеры. В любом таком серьезном культурном движении были люди, для которых это занятие было содержанием их внутренней жизни. Они собирали всю литературу, которую они могли достать, интенсивно этим занимались и потом обменивались своими впечатлениями с теми людьми, которые могли это воспринять. По форме это можно назвать просто беседами, дружеским общением, но именно Миша Левин первый из тех людей, кто попробовал придать этому какую-то организационную форму. И еще до нашего знакомства с ним он, по существу, создал школу. Т. е. у него были постоянные систематические занятия, у него были ученики, которые обучались технике. Это была школа в самом нормальном значении и смысле этого слова. Хотя, в каком-то смысле, Миша восстановил то, что по своему начальному смыслу и означало слово "академия". Сейчас он просто назвал это академией. Ведь если вспоминать историю, то чем была академия в начале, откуда возникло это слово? Была просто роща, в которой Пифагор прогуливался со своими учениками. Но такого рода академия существовала очень давно... А поскольку в Москве рощи не растут, а разговаривать о некоторых вещах действительно нужно на природе, то так это и было поставлено: люди собирались, приезжали и шли по окрестностям Москвы, заходили в какую-нибудь рощу и беседовали. Т. е. это была академия в исходном значении этого слова.

М.Железнов - Как изменилась академия с тех пор, как вы в нее вошли и по сей день? Какие тенденции преобладали тогда? Чем была астрология для людей, занимавшихся ею тогда, и что есть астрология для людей, которые ею занимаются сейчас, с точки зрения социального статуса?
С.Чудов - Конечно, социальный статус изменился просто радикально, просто нет никакого сравнения. В те времена никакой возможности коммерциализации этого дела абсолютно не было, т. е. каждый, кто шел заниматься этими вещами, прекрасно понимал, что он никогда, ни при каких обстоятельствах ( он был в этом уверен) не сможет извлечь для себя никаких материальных выгод. Просто человек жертвует своим свободным временем для того, чтобы узнать что-то его интересующее. Интерес у людей к этим вещам, просто в силу исторических обстоятельств, мог быть только исключительно духовный (любопытство - это тоже духовный интерес). Конечно, с тех пор как занятие завоевало определенный социальный статус (я не могу сказать, что оно стало престижным, но оно стало абсолютно легальным и признанным). Поскольку люди действительно очень хотят знать свою натуру, кто они такие, что они могут, что они не могут, то есть просто реальная потребность огромного количества людей использовать эти знания для решения своих личных проблем, поэтому они обращаются к астрологу. Это дело постепенно стало приобретать черты коммерциализации, что у меня, в общем, не вызывает никаких отрицательных эмоций. Это нормальное явление - как частно-практикующий врач, так и частно-практикующий астролог. Любой специалист, который полжизни положил на то, чтобы освоить какую-то сложную деятельность, он - профессионал, он должен жить на то, чем он занимается. И это самая естественная и нормальная форма бытования астрологии в обществе. Именно так дело и обстоит на западе давным давно, многие годы. Поэтому, естественно, она была воспринята и здесь. Тут произошло столкновение общественной потребности в астрологических знания с одной стороны, и крайне малого количества людей, которые могли бы на профессиональном уровне удовлетворить эти потребности, с другой стороны. Нехватка настоящих специалистов, конечно, порождает массу шарлатанства. Это равно тому, как если бы не было хороших врачей, медициной бы начали заниматься люди, не имеющие достаточной подготовки. Это опасность существует и эту ситуацию Левин предвидел заранее? очень четко понимал, что так оно и будет и что нужно с самого начала принимать какие-то меры для того, чтобы валу шарлатанства противостоять. Т. е. вся общественная деятельность Миши в последние годы нацелена именно на то, чтобы в таком резком расширении интереса общественности к астрологии все же сохранить стандарты качества, оценки качества. Это можно делать с помощью каких-то организационных структур: с помощью проведения конференций, с помощью издания соответствующих журналов, чтобы возникла уже цивилизованная инфраструктура этого искусства. Я считаю астрологию не наукой, а искусством. Но во всяком искусстве должны быть стандарты, критерии качества. И сделать это возможно только с помощью определенных организационных структур, уяснения, кто есть кто, у кого какой багаж знаний за плечами.
Сейчас, конечно, Миша такой занятый человек, что нам страшно редко удается пообщаться так, как это было просто сделать тогда. Он все время в этих своих организационных трудах, на нем очень большая нагрузка лежит.

М.Железнов - Государство выработало некую форму защиты государства от плохих врачей: существует образование, существует диплом - это не гарантирует качество медицинской помощи, но, тем не менее, формальная процедура есть. Как вы считаете, нужна такая процедура в астрологии? Должно государство защищать своих граждан от шарлатанов от астрологии? Как вы видите проблему сертификацию астрологов, получение ими необходимых знаний?
С.Чудов - Проблема существует, но я бы от этой проблемы всячески отстранял государство. Это просто слишком тонкая материя. Дело в том, что в медицине можно определять качество учебных заведений достаточно строго. Все-таки медицина в большей степени относится к категории науки и тут существуют объективные формальные критерии, с помощью которых это можно делать: тесты, экзамены и т. д. Но когда речь идет об искусстве (несмотря на то, что астрология обладает большим объемом специальных технических знаний, и эти знания, в принципе, можно контролировать подобно тому, как это делается с медициной, я настаиваю, что главное здесь это искусство), устраивать формальные экзамены было бы... Я не вижу возможности государственной сертификации, но что реально нужно делать - это действительно на уровне общественности, общественной самоорганизации поощрять такие вещи. Как это делается в науке? В любой науке существуют эксперты, существуют авторитеты, и их мнение достаточно много значит. Поэтому, если человек не знает, к кому обратиться, он должен просто выяснить, кто есть кто. Для этого необходимы такие мероприятия как семинары, конференции, где делают доклады, нужны журналы, публикации, нужна такая структура как академия, а скорее всего, их должно быть много, самостоятельных и автономных. Потому что это общий закон, как наука освобождается от шарлатанов: с помощью формирования ядра авторитетных лидеров без единого монопольного контроля. Иначе очень легко происходит вырождение всей этой системы. Наука (любая наука и, кстати, искусство) сильна именно своим полицентризмом, тем, что существует много разных школ и, благодаря этому, монополизация права на суждение и оценку невозможна. И общество в целом может способствовать дискуссиями, которые существуют между специалистами разных школ, может оценивать интеллектуальный уровень этих дискуссий. Такая ориентация в известной степени способствует самоочищению любого вида профессиональной деятельности от профанации. Защита от профанации - это главная проблема любой оккультной науки, астрология здесь не исключение. Потому что, в принципе, оккультное знание любого сорта изначально является эзотерическим, такова его природа. И когда знание эзотерично, но практически нужно очень многим, возникают сложные проблемы профессиональной этики. Мне кажется, понятно, как такие вещи должны решаться. Я совершенно не считаю возможным использование таких бюрократических методов управления качеством, они абсолютно не эффективны или приводят к мгновенной мафиозности контролирующих инстанций. А те способы самоочищения от профанации, которые существуют в искусстве, литературе, должны быть взяты за образец. Эта же проблема касается, например, и живописи, и любого искусства. Есть авторитеты, есть стандарты, есть разные направления, но именно то, что астрология является искусством означает сразу очень много интересных вещей. Первая из них - обязательная разно направленность, существование разных стилей и школ. В науке типа естественной науки это не так. Научное знание в собственном смысле слова устроено так, что место для вкусовщины в нем очень ограничено. Наука все время старается делать так, чтобы сжать место для вкусовщины. Но это именно то, что называется естественной наукой. Когда речь идет об искусстве, то вкус является чуть ли не главным критерием. Говорят, о вкусах не спорят. Но о вкусах надо спорить, потому что бывает вкус хороший, а бывает плохой. Кроме этого, вкусы бывают разные. Поскольку мы имеем дело с таким явлением, которое правильнее всего было бы относить к искусству, то здесь наличие разных школ, разных направлений, разных способов подхода - просто обязательный закон. Это вытекает из самой природы этого рода деятельности.

М.Железнов - А какое у вас любимое направление в астрологии? Чем вы занимаетесь и что вам интереснее всего внутри астрологии?
С.Чудов - Я не являюсь практикующим астрологом ни в коей мере. Я этим как практикой не занимаюсь. Я интересуюсь структурой астрологического знания, меня это интересует как социокультурный феномен, в первую очередь, и новые, философского плана, вещи, которые поднимают философию. Есть философия естествознания, но меня интересует философия не естествознания, а философия знания, которое включает в себя и естествознание и другие формы знания, в том числе, натурфилософию. Одно из возможных естественных направлений астрологии - это, в каком-то смысле, восстановление на новом этапе натурфилософской парадигмы. Это, конечно, не единственно возможный способ организации такого знания, но здесь он мне кажется достаточно естественным. И как раз вопросы натурфилософского плана, связанные с астрологией, мне наиболее интересны. Не философия и культурология астрологии как деятельности, как формы знания, а тонкие грани взаимоотношения астрологии с естественными науками, с религиями... Разные формы знания вырабатывая свои собственные парадигмы организации этих знаний, неизбежно приводят к конфликту друг с другом просто как разные парадигмы. И никакой особенной катастрофы я в этом не вижу, это естественное явление. Такие столкновения разных парадигм, относящихся к одному и тому же или близкому полю фактов, это нормальное явление. Как раз на этих стыках и возникают самые интересные вещи. Т. е. это позволяет каждой из этих парадигм установить границы своей применимости, а это, в принципе, самая трудная интеллектуальная задача для человека - установить границы своей компетентности. Они ускользают. Для любого рода деятельности нужно определить, докуда это, а дальше начнется другое. Это важно для любого: для медицины важно понять, до какой степени врач компетентен, а какие вещи он должен оставить священнику или теологу. Для теолога очень важно понять, в каком пункте он должен сказать, что моя наука кончается вот тут, а вот тут должен говорить психиатр. И эти границы действительно расплывчаты, действительно не определены. Их уточнение - самая, по-моему, трудная задача, объективно трудная.

М.Железнов - Где, по-вашему, лежат границы астрологического знания? Что астрология в принципе может сделать, а чего она в принципе не может сделать, где лежат границы ее применимости?
С.Чудов - Этот вопрос является как раз не чисто астрологическим, а философским. Он связан, например, с такой сложной проблемой как степень детерминизма окружающего мира. Самая болезненная тема: насколько будущее зависит от прошлого, насколько оно детерминировано не только прошлым, но и просто самой природой вещей, в какой степени наш мир детерминирован. Вторая проблема - в какой степени он познаваем. И астрология неизбежно сталкивается с этими двумя вещами. Во-первых, проблема: а что в принципе поддается прогнозу, каковы границы прогноза? Тут мы сталкиваемся с проблемой свободы воли. Мы предсказали человеку то-то и то-то, а он, выслушав наш прогноз, в результате предпринимает какие-то действия, чтобы этого не произошло. Что это? Какое-то древнее заклятие, которое, как ин старайся, все равно на тебя упадет? Нет. Тогда бы деятельность астрологии теряла смысл (прагматический, во всяком случае). Но мы как раз видим, что люди хотят знать будущее, знать себя, знать, в какой степени их будущее определяется тем, каковы они сами. И что в человеке запрограммировано изначально, "на роду написано", а что - результат его личных усилий. Именно эти вопросы являются здесь центральными, но их ведь не только астрология решает, они в значительной части находятся в компетенции других наук. Например, в какой степени человек может управлять своим характером, может ли он его изменить? Вроде бы характер - это предмет интереса астролога, нечто неизменное и запрограммированное, то, что мы можем видеть в натальной карте. Подлежит ли это изменению? Можем ли мы помочь человеку, показав ему, в чем состоят его особенности? Если мы можем ему это показать и это станет для него способом подумать и изменить что-то в себе, тогда астрология имеет смысл и смысл очень серьезный как важнейший вид деятельности. Примерно я сказал бы так: в самом благоприятном случае астрология должна занять нишу, по размерам примерно соответствующую той нише, которую в развитых цивилизованных обществах занимает психоанализ. Не заменяя его, не исключая его, но изучая те слои психики и физиологии, которые остаются за рамками психоанализа. Поскольку психоанализ все-таки изучает нечто приобретенное, скажем в раннем детстве - ранние травмы и такого рода вещи. А астрология имеет дело со структурой личности такой, какой она сформирована при рождении. Для психоанализа это тоже интересно, не для всякого, но хотя бы для аналитической психологии. Одним из направлений психоанализа была попытка выйти на этот уровень, найти эти структуры личности, которые определяют индивида не в связи с его переживаниями, детскими травмами, биографией, а с тем, каков он есть, каким он вышел. Этим направлением занимался Торан (один из учеников Фрейда). Это общее поле для астрологии и психоанализа. Но, тем не менее, смысл астрологической деятельности (не хочу сказать, что это охватывает все), наиболее плодотворный, именно в занятии этой ниши в обществе. Т. е. как анализ психологии личности иными методами и способами, чем это делают различные школы психоанализа, но с теми же терапевтическими, общежизнеустановочными целями. Т.е. помочь человеку познать себя, узнать, где его слабость, в чем его сила, сориентировать человека относительно себя самого. Для меня астрология это, в первую очередь, новая интересная система понятий, язык описания структуры личности, язык очень непохожий на те, которые существуют в научной психологии, и в разных школах психоанализа. И еще одну новую группу методов и средств языка описания личности, психики и характера предлагает астрология. Описание не только личности как таковой, а типичных конфликтов, с которыми эта личность будет сталкиваться, типичных ситуаций, которые для нее трудны, критичны опасны. И это, на мой взгляд, во многом роднит астрологию с психоанализом по целям, по прагматической направленности. Это если говорить о практикующем астрологе, об астрологической практике. Мне кажется, это одно из самых важных направлений. Конечно, существуют и такие направления как сельскохозяйственная астрология, прогнозы вплоть до политических и социальных, но это уже не предмет практики, когда ты общаешься с реально приходящим пациентом.

М.Железнов - Существует такое мнение, что разрешающая способность астрологии уступает разрешающей способности трансперсональной психологии и множества существующих новых направлений в психологии, что астрология задает только структуру личности, а содержание личности она не может так детально и точно изучить. Это правильно?
С.Чудов - Астрология сама по себе ничего не дает, астрология не машина. Дает астролог, а это зависит от размеров его личности, в первую очередь. Можно точно так же сказать, что психоанализ, взятый просто как концептуальная схема или методика, сам по себе не дает ничего. Потому что это искусство. А какие возможности у этого искусства - это уже немножко другой вопрос. На самом деле, когда мы сталкиваемся с личностью, мы сталкиваемся, в сущности, с бесконечностью. Надо понять, что личность исчерпать никакой методикой - самой модной, самой продвинутой и поразительной по своим успехам невозможно, это - бесконечность, бесконечность сложностей... И поэтому я считаю, что единой научной психологии просто не может существовать. Психология так же как и астрология, очень небольшая ее часть, - это наука. И эта часть, хотя и самая строгая, но и самая малосодержательная. Существует такое соотношение типа принципа неопределенности: вещи, которые мы можем достаточно строго померить, достаточно строго доказательно показать, являются наименее содержательными, а те, которые наиболее содержательны, не строги (в том смысле, что они, в основном, полагаются на интуицию и на искусство и чисто методологически мало доступны). И вопрос, что лучше, а что хуже, задавать неправильно, потому что нам нужно всякое знание. Для того, чтобы наше знание было полным и полезным, оно должно весь этот спектр охватывать. И то, что очень точно можно установить, и то, о чем можно только догадаться и очень образно описать - весь этот спектр должен быть охвачен. Принцип дополнительности работает. В астрологии, кстати, он точно так же работает, как работает в любой другой психологической методике. Есть вещи, которые мы можем очень строго описать в астрологии (да просто компьютер может выдать такую вещь), но они малосодержательны. Но та же самая астрология в руках человека с хорошей интуицией и талантом для этого дела (со специфическим талантом, необходимым именно для астрологии) эти опорные точки, которые дает просто методика, используются как начало пути для анализа этого человека. И насколько глубоко он сможет это понять, зависит от его интуиции и мастерства.
М.Железнов - Можно ли в таком случае говорить о том, что нельзя заниматься консультированием клиентов, не разбираясь в психологии? Нельзя заниматься прогнозированием политических событий, не разбираясь в политологии? Т. е. стоит ли вопрос знания того контекста, в котором работает астролог?.
С.Чудов - Безусловно. Поэтому вопрос об эрудиции астролога таков же как вопрос об эрудиции психиатра. Если человек знает только психиатрию, он не может заниматься психиатрической практикой, потому что это - такая ничтожная часть того, что нужно знать, чтобы реально понять, от чего страдает тот или иной человек. Знания просто любой техники, методики, например, психоанализа, астрологии - этого абсолютно недостаточно. Все определяется глубиной знаний человека в той конкретной предметной области, в которой он работает. Занимаясь сельскохозяйственной астрологией, он должен отлично разбираться в сельском хозяйстве, ботанике, метеорологии и прочих вещах. Если он занимается прогнозами землетрясений, он должен обладать геофизическими знаниями. Если он занимается медицинской астрологией, он должен иметь довольно серьезную медицинскую подготовку. Поэтому астролог-невежда, конечно, ничего не может. И астрология, если она остается просто самой астрологией, она тоже ничего не может. Это - техника, язык, методика. Но в применении к любым конкретным предметным областям нужно отличное знание этих областей и глубина личности того, кто этим занимается. Я повторяю, это не наука. Не потому, что она ненаучна, в ней есть очень четкие научные компоненты, но для практического применения этих вещей нужно еще очень большое искусство. И то, что элемент строгого знания здесь играет не самую важную роль в эффективности - это для меня безусловно. Конечно, есть такие области (виды) знания, в которых интуиция, грубо говоря, почти не требуется. Она может требоваться для того, чтобы развивать это знание, но для того, чтобы его применять, она не нужна. Наука - это попытка создать такое знание, которое не нуждалось бы в интуиции для его применения. Это хорошо, когда мы строим мосты, но если мы хотим лечить больного, то это поползновение будет неправильным. Потому что уже научная медицина (я ничего плохого про научную медицину сказать не могу, это абсолютно необходимая вещь, ее нужно развивать и большие средства на нее расходовать) - это инструмент врача и не более того. Если он не обладает врачебным искусством, то все его медицинские знания практически бесполезны, он не поможет по-настоящему. А другие виды знания устроены иначе. В них тоже есть элемент жесткого знания, которое можно передать любому человеку именно потому, что оно устроено сугубо логически, основано и воспроизводимо на экспериментальной базе. Этот компонент есть и в астрологии тоже. Поэтому есть астрологическая наука и астрологическое искусство, так же как есть научная медицина и есть врачебное искусство - это разные вещи.

М.Железнов - Насколько зависит от мировоззрения человека то, как он использует язык астрологии? Верующий ли он или атеист, или индуист, буддист, христианин - это играет какую-то роль или нет?
С.Чудов - Роль играет, на мой взгляд, глубина личности, уровень ее духовного развития. Есть разные способы повышения этого уровня. Как я понимаю, без религии выйти на какой-то более высокий уровень духовного развития человек просто не может. Он останавливается на каком-то приличном, я бы сказал, уровне, но дальше он двигаться не может, потому что нужна какая-то теология.

М.Железнов - Т. е. можно ли говорить, что астрология не отвечает на принципиальные вопросы человека: зачем он сюда пришел? ради чего он родился? что ему тут делать?
С.Чудов - Нет. Это не ее призвание. Так же как врачебное искусство не отвечает на такие вопросы. Ни один психоаналитик не может сказать своему больному, для чего надо жить, это не его проблема, он не заменяет священника в этом качестве. Хотя, когда священник выслушивает исповедь, он в этом случае исполняет роль, в некотором роде, психотерапевта. Но не только, потому что еще он дает и наставления, и прочие вещи, исходя из чисто теологических представлений. Психоаналитик этого не делает, это не его компетенция. Я считаю, что астролог в этом отношении - примерно то же самое, что и психоаналитик (если мы говорим о практикующем астрологе).
Есть одно такое положение, которое признается всеми серьезными религиями (т. е. основанными на библии: исламом, иудаизмом, христианством): в своей вере человек должен быть свободен. Бессмысленно навязывать человеку веру, навязанная вера - это нелепость, она сама по себе распадается. Подлинная вера - результат свободного выбора человека, только тогда она и ценна. И роль астролога состоит в том, чтобы человек смог понять себя самого. Его роль - помочь человеку себя понять и сделать выбор сознательно. Но астролог не может заниматься проблемами человека в той или иной теологической области просто потому, что это вне сферы его компетенции.
Но очень часто люди себя не понимают. Это очень важная особенность психологии человека - значительная часть нашего сознания не только не способствует пониманию наших собственных комплексов, но занимается тем, что активно искажает и мешает нам понять свою суть. Люди полны заблуждений о себе. Это не случайно и не потому что они мало об этом думают. А потому, что существует система психологической защиты, которая заботится о том, чтобы человек не был психически травмирован. Поэтому какие-то травмирующие факты она от него скрывает. В этом отношении астролог оказывается примерно в той же роли, что и психоаналитик: у него есть некий окольный способ, не через сознание, а при помощи специальной методики, выяснить, что человек представляет собой на самом деле и позволить этому человеку встретиться с самим собой, понять себя. И тогда у него появляется возможность для реального, осознанного выбора. Не из-за модного течения, не из-за внутреннего невротического состояния. Это же очень тяжелое впечатление производит, когда видишь, что духовные импульсы человека, его убеждения на самом деле являются продуктами явно невротического характера. У всякого человека, кто имел дело с религиозными фанатиками, сложилось о них тяжелое впечатление. Это действительно больные люди, и даже не столько душевно-, а духовнобольные. Психологическая подоснова их убеждений делает эти убеждения неистинными. Истина - это не только то, что ты говоришь или во что ты веришь. Истина - это внутренняя гармония личности, всех ее знаний, убеждений, помыслов, влечений. Если человек сам для себя не прозрачен, если то, что он называет своими убеждениями есть проецированный во вне комплекс неполноценности, то какие бы верные вещи он ни говорил... Когда я вижу, как человек, с искаженным от ярости лицом, проповедует христианство, то какое у меня отношение к этому человеку? Он сам-то не понимает, он просто одержимый.

М.Железнов - В чем причина того, что некоторые православные священники очень жестко высказываются об астрологии? Они ставят вопрос о недопустимости для христианина занятий подобным небогоугодным делом. Это проявление сиюминутного политического момента или что-то другое?
С.Чудов - Это и то, и другое. Во-первых, это некая традиция. Отнюдь не общехристианская, а, скорее, православная. И даже не всего православия, а того направления православия, которое можно назвать черносотенным. Вопрос с разными конфессиями внутри христианства всегда стоит так: вам что важнее, быть хорошим православным или быть хорошим христианином? или в ущерб своему христианству вы хотите сохранить в неприкосновенности именно свое православие?
Говорить о несовместимости христианства как такового и астрологии нелепо, если мы учтем, что среди крупнейших астрологов были люди, отнюдь не последние в христианстве, не последние в теологии, включая Римских Пап, Нострадамуса и др. Для образованного и просвещенного христианина тут нет противоречия как такового. Астрология не есть ворожба или гадание, это просто знание, которое, как всякое знание, может использоваться и в добро и во зло.
Существует такая православная традиция - традиция обскурантизма. Просто такова история России, что очень долгое время Россия пыталась защищаться от всевозможных влияний. Этот дух изоляционизма существовал как способ избавиться от духовного заражения. Это тот же комплекс как у китайцев и японцев - болезнь идеологического загрязнения, попытка сохранять свою идентичность путем изоляции от внешнего мира. Я считаю, что в некоторых случаях такая политика и может быть разумной, но в общем это тупиковый путь. На самом деле и человек, и конфессия могут по-настоящему правильно укрепить свою самость не с помощью отстранения от всякой информации, а с помощью диалога, который проясняет позицию. Это не значит, что люди, принадлежащие к одному направлению хотят сделать синтез. Может они и хотели бы, но реально они делают не это, их реальная цель - установить диалог, и с помощью этого диалога с другими конфессиями и направлениями прояснить себе, в чем состоят эти отличия, насколько они обоснованны. Мы не можем познать себя, рассматривая собственный пуп. Для этого нужно общаться с другими людьми, тогда становится понятно, кто я есть. От этого я не исчезаю, не перестаю быть самим собой. Я, конечно, изменяюсь, но моя самость не уменьшается, а укрепляется. Это позиция просвещенного человека, который знает не только одну сторону дела. Но, к сожалению, обскурантизм - это традиция (не единственная, к счастью, в православной церкви). Был такой человек Победоносцев, обер-прокурор Священного Синода. Его позиция - позиция обскурантизма. Но были и другие люди в той же церкви, которые не были обскурантами.

М.Железнов - Главная претензия православия в том, что астрология делает прогноз и, тем самым, связывает волю человека. Понятно, что такое мнение - следствие недостаточного знания астрологии. Как по-вашему, происходит ли вмешательство в судьбу человека, когда астролог делает ему прогноз? И какие прогнозы допустимо делать, а какие нет?
С.Чудов - Это вопрос профессиональной этики. Врач тоже не всякий прогноз имеет право сообщить больному. Вопрос тонкий и должен вырабатываться внутри самой астрологии на основании ее опыта. Мое убеждение таково, что знание делает нас свободными. Вот такое фундаментальное положение. Знание не закрепощает, именно оно-то освобождает. Знание человека о самом себе позволяет гораздо более свободно, сознательно и осмысленно выбирать свой путь и избежать ловушек на этом пути. Что мы видим на примере любых психозов, неврозов? Это психологический автоматизм. Это сковывает человека, стесняет свободу его выбора, ведет его к запрограммированному конфликту. Как этого избежать? Познать природу той силы, которая постоянно толкает человека на ложные решения. И когда он это поймет, он освободится. Фактически, самопознание всегда освобождает, расширяет поле свободы, но никак не сужает. Если понимать астрологию фаталистически, то это взгляд профана.

М.Железнов - Какие вопросы прежде всего должны волновать профессиональных астрологов?
С.Чудов - Я бы хотел, чтобы в первую очередь обсуждались вопросы этические, вопросы профессиональной этики. Потому что для профессионалов сейчас самое главное - обрести в общественном мнении статус уважаемой профессии. Пока астрологов считают шарлатанами, астрология не сможет по-настоящему продвинуться. И, к сожалению, хватает пищи для неблагоприятных мнений об астрологии. Единственный способ бороться с шарлатанством - выработка профессиональной этики.
Второе - философские вопросы: что объединяет людей, принадлежащих к разным школам, интерес к социальным проблемам астрологии, к природе астрологического знания.


Rambler's Top100 MAFIA's Top100