Главная страница


  
Консультация специалиста
Библиотека
Фотогалерея
Download
Дело Астрологии
Расклады Таро
Школа для дебютантов
FAQ
Архив

Прогнозы
Форум
Проверь себя
Тема месяца
ЦДЖП
Календарь
Информация к размышлению
Links
Доска объявлений


ДЕЙН РАДЬЯР
ПЛАНЕТЫ И ЛИЧНОСТИ: АСТРОЛОГИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКИХ КОМПЛЕКСОВ И ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПРОБЛЕМ

Dane Rudhyar
PLANETS AND PERSONALITIES
Astrological Study of Psychological Complexes and Emotional Problems

Перевод с английского Михаила Папуша
под редакцией Андрея Дегтярева



Книга рекомендуется практическим психологам, психотерапевтам, всем, кто интересуется синтетическими путями познания человека, историей культуры, неклассической западной и восточной философией.

Предисловие
В этой моей книге даже более, чем в предыдущих, я стремился теснее связать современную психологию и астрологию. Психологические комплексы и эмоциональные проблемы рассматриваются здесь в основном на уровне целостной личности, и я надеюсь, что это даст нечто новое читателю, заинтересованному в более полном понимании себя и других, независимо от того, изучает он астрологию или нет. Вместе с тем, астрология играет значительную роль в анализе причин и значения психологических фрустраций, напряжений и блоков как структурная рамка, позволяющая начертить, так сказать, карту психической жизни современного человека.
В этом астро-психологическом исследовании астрология дает структуру , а психология содержание . Как я постоянно утверждаю, оба эти два фактора, структура и содержание, необходимы для глубокого и широкого изучения любой формы существования, будь то биологической, психологической, социальной и даже космической. Объединение планет в пары Сатурна и Луны, Юпитера и Меркурия, Венеры и Марса часть астрологической традиции, возможно весьма древней; но значение этих пар обычно понимается недостаточно полно.
Я связываю эти пары с основными функциями, присущими всякому живому организму или даже всякой устойчивой и самоподдерживающейся социальной системе.
Это отношение рассматривается во второй главе книги, причем я добавляю и четвертую пару планет, Уран Нептун, которая соответствует стремлению, особенно интенсивному у людей, но присутствующему и в других формах жизни, стремлению к самопреображению и самотрансценденции. Это существенное побуждение, на биологическом уровне проявляющее себя, по-видимому, как мутации , в человеке становится великой прометеевой жаждой расширения горизонта, завоевания более высоких уровней существования, превращения в нечто большее, чем человек , достижения сверхчеловеческих состояний сознания, обретения богоподобия.
То, что эзотерики называют Путем , есть путь самопреображения и самотрансценденции. Он включает три основных состояния, представленные в астрологическом символизме Ураном, Нептуном и Плутоном. Наверное, следовало бы говорить и о четвертой, все еще неизвестной планете, возможность существования которой я обсуждал много лет назад (предварительно называя ее Прозерпиной). Изучение этих транс-сатурновых планет, которых нет в традиционной системе астрологии, унаследованной нами от греков и халдеев, заняло бы не одну главу и слишком увеличило бы объем этой книги. Поэтому я ограничился лишь краткими замечаниями об этих планетах, оставляя полное обсуждение их значения для другой книги.
Я надеюсь, что эта книга принесет читателю живое ощущение родства между психологией, способной иметь дело с целостной структурой человеческой личности, и астрологией, направленной именно на выявление этой структуры в современных астрологических терминах, а не на исключительные занятия мелочами повседневного существования и предсказанием событий.
Скажу сразу, что астрология и психология могут быть полезны друг другу, только если имеется ясное понимание того, что астрологическое мышление коренным образом отличается от ригористического интеллектуального мышления и эмпирических методов, укоренившихся в современной науке. Наука действует методом исключения и имеет дело лишь с характеристиками, общими для больших групп. Астрология работает методом включения, соотнося каждый феномен жизни с небольшим количеством фундаментальных принципов, которые предполагаются универсально значимыми. Астрологические планеты (включая Солнце и Луну) это символическое выражение таких принципов, которые действуют на различных уровнях существования и относятся поэтому не к той или иной частности, а к функциям, присущим любой организованной системе. Я не могу более подробно обсуждать здесь этот принцип, о котором говорил в Астрологии личности (1936) и Практике астрологии (1968), во многих журнальных статьях. Основные идеи этой книги были изложены в журнале World Astrology , который давно прекратил свое существование . Здесь этот материал пересмотрен и дополнен, и я надеюсь, что он даст и изучающим психологию и астрологам более широкое и более структурированное представление личных и социальных проблем, которые занимают все большее место в современной жизни.
Глава I
Комплекс и его происхождение
Столь многое в современной психологии, даже популярной, связано с самим термином комплекс и с тем, что за ним стоит, что астро-психологу очень важно разобраться в этом досконально здесь недостаточно интеллектуального знания о том, что означает тот или иной комплекс с точки зрения психологических идей Фрейда, Адлера или Юнга. Астролог должен иметь ясное представление о процессе формирования и развития комплексов, об их главных причинах (а в основании их лежит негативное отношение человека к жизни и к опыту) и об их соответствии четырем основным побуждениям человеческой природы побуждениям, имеющим ясную и адекватную репрезентацию в астрологическом символизме.
Астролог должен также ясно понимать, возможно ли и до какой степени возможно отыскать комплексы по карте рождения человека и прогрессиям, каким образом он может использовать астрологические знания для помощи тем, кто к нему обращается, без того, чтобы увеличивать невольно их страхи и негативное отношение к жизни. Иными словами, он должен ясно представлять себе возможности и ограничения астрологической техники в отношении психологических комплексов и всего того, что связано с их развитием, излечением или трансформацией.
Первое, что необходимо для современного астролога, который хочет прежде всего быть психологом и помогать людям, научиться определять природу комплекса, как основного фактора в психологии, и его происхождение.
Колумбийская энциклопедия определяет комплекс как группу или систему идей, которые возникают в уме человека в результате переживания им ряда эмоционально значимых событий, которые при этом вытесняются из сознательного ума, но продолжают тем не менее выдавать свое присутствие в последующей умственной деятельности и поведении этого человека... Более или менее полное преобладание группы составляющих комплекс идей в умственной деятельности человека придает комплексу анормальное или патологическое значение .
Карл Юнг, которому современная психология в основном обязана понятием комплекса, определяет комплексы как отделенные от личности психологические части, группы изолированных от сознания психических содержаний , функционирующих произвольно и автономно, обладающих таким образом своей собственной жизнью в темной сфере бессознательного, откуда они могут в любой момент препятствовать или содействовать сознательным актам ( Jacoby J. The Psichology of Jung. 1943. P35, etc.). Комплексы есть у каждого из нас. Но их наличие не предполагает обязательно неполноценности человека, который их имеет. Они лишь указывают, что существует нечто необъединенное, неассимилированное, конфликтное, может быть, препятствие, может быть сверхценный стимул к большим усилиям и даже достижениям . И все же это несомненно слабое место (курсив Д.Р.) в любом значении слова . Происхождение комплекса часто можно обнаружить в эмоциональном шоке или в чем-то подобном. Вероятно, его основой служит, как правило, видимая невозможность принять в целом свою собственную природу .
В дальнейшем я вернусь к некоторым из этих утверждений, сейчас же важно запомнить, что комплекс это группа неподвижных, неизменных психических содержаний (идей, чувств, ощущений, воспоминаний и т. п.), приобретших своего рода устойчивую жесткость и постоянно привлекающих к себе сходные ментально-эмоциональные элементы подобно снежному кому. Каждый комплекс начинается с частного переживания и набирает силу и инерцию, если появляются сходные переживания, которые сам человек отождествляет (рационально или нерационально) с первым. Более точно, комплекс возникает из реакций человека (как человека или как члена группы) на определенное переживание, а всякую реакцию на любое переживание можно классифицировать прежде всего как позитивную или негативную хотя, очевидно, различие не является абсолютным и большинство личных реакций включает и позитивные и негативные факторы. Все же то или другое, как правило, берет верх и потому придает реакции человека характерный чувственный тон . Со временем возникает определенное отношение к жизни или по крайней мере к некоторому типу событий, в котором явственно преобладает позитивность или негативность.
Часто говорится, что человек равен своим возможностям . Это означает, что когда человек сталкивается с новым, неизведанным опытом, у него хватает силы встретить вызов. Величина импульса, присущая событию, и гибкость человека, его способность к адаптации, динамически равны.
Чтобы в полной мере оценить значение этого, мы должны понять, что многие естественные события способны разрушить индивидуальную структуру физического организма или личности. Жизнь и индивидуальное сознание (разумность) находится в неустойчивом равновесии в поле действия интенсивных сил природы, подчиняющихся ритму космических приливов и отливов, которыми ни один человек не способен управлять непосредственно. Живые организмы на земле могут погибнуть от сравнительно небольшого изменения температуры; достаточно увеличить температуру тела на пять градусов, чтобы вызвать смерть. Точно так же, функции индивидуальной души сбалансированы настолько тонко, а развитие интеллигентной, гармонической, здоровой, трепещущей и индивидуально-творческой личности является столь новым фактором в эволюции Земли, что любое резкое или неожиданное событие, будь то шок или травма , легко может дезорганизовать и повредить индивидуальный организм личности. Чем более индивидуализирован и сознателен этот био-психический организм, чем больше чувствительность человека, тем более разрушительным может стать для организма шок из внешнего мира, кажущегося по существу чуждым, если не враждебным.
Человек в состоянии успешно справиться с жестокими ударами в двух случаях: либо если он груб и нечувствителен, либо если он обладает большой творческой (то есть восстанавливающей связи) силой. Грубость и несгибаемость в большинстве случаев оказываются поверхностными; если удар резок и верно направлен, организм, шкура которого оказывается пробитой, погибает мгновенно. С другой стороны, чувствительная, но творческая личность, обладающая большой восстанавливающей способностью, должна тем не менее постоянно бороться с возрастающим внутренним утомлением. Организм не гибнет, но может до смерти устать от постоянного воссоздавания себя заново.
Переживание с богатым эмоциональным содержанием вызывается событием большой динамической силы, событием, которое достигает жизненно важной точки в нашем био-психическом организме, важного нерва нашей личной жизни; от этой точки удар распространяется по многим направлениям и затрагивает обширную часть психики и эго-структуры. Психологически говоря, любой объект нашей внутренней жизни, особенно ценный для эго (вокруг которого оно поэтому собирает привычные реакции, удовольствия, значимые символы), становится таким жизненным центром. Если событие разрушает объект, представляющий ценность в мире опыта (посредством ли смерти или разочарования), результатом будет шок.
Под воздействием этого шока чувствительная и высоко дифференцированная личность либо погибает, либо с напряженным рвением стремится создать новую ценность. Менее чувствительная личность может принять удар со значительно меньшими повреждениями, но эта толстая психическая кожа может еще больше затвердеть от пустой самозащиты. Под влиянием повторяющихся ударов затвердение грозит превратиться в своего рода опухоль, которая со временем может стать злокачественной. Другими словами, сильный удар, направленный в жизненный центр ценности в душе, может привести к одному из трех возможных результатов (а часто к сочетанию всех трех): к серии дезинтегративных процессов, которые если и не разрушают творческие импульсы внутренней жизни, то приводят к их коррозии; к своеобразной ригидности, возникновению осадка, который может стать весьма токсичным; или же к мобилизации человеком внутренних сил своего существа, способных разделаться со старыми ценностями и создать новые.
Если реакция проходит по одному из первых двух типов, био-психический организм чувствует себя приниженным и разбитым, а потому отвечает на повторение подобного рода событий ощущением страха. Если же в результате первоначального удара пробуждаются глубинные творческие силы, создающие новые цели и ценности, усиливается победное понимание Я есмь Я, чтобы ни случилось , тогда развивается уверенность в себе, то есть вера в собственную способность встретить любой новый кризис триумфом творчества.
Страх порождается памятью поражения будь эта память по природе непосредственно личной или же основанной на подсознательных воспоминаниях о предыдущих коллективных поражениях. Но необходимо различать между объективным фактом поражения и субъективным чувством поражения. Если мореплаватель встречает шторм и обнаруживает, что мачта и парус его суденышка унесены ветром, он разбит силами природы, действующими вне его и заведомо намного превосходящими его по силе, настолько, что он не может и мечтать о том, чтобы противопоставить им равную силу. Он может, однако, найти в своей внутренней жизни творческие силы, которые дадут ему возможность шаг за шагом успешно приспособиться к внешнему воздействию шторма, уклониться от него или использовать для своей цели. В той мере, в какой человек использует свои внутренние силы для творческих целей, он, будучи побежден, не будет разбит; он может потерпеть объективное поражение, но у него не возникает субъективного чувства поражения, ведущего в конце концов к пораженческому настрою.
Здесь, впрочем, существенно не столько расхождение объективных фактов и субъективных реакций на эти факты, сколько различие в том, куда направляется ход жизни на борьбу с внешними силами или на развитие внутренних творческих сил. Если в жизненном соревновании с природой человек сосредоточит свое внимание на столкновении своих, доступных его сознанию сил с силами природы, картина в результате столкновения будет для него весьма мрачной. Да, объединяясь в группы и собирая опыт многих поколений, люди преуспели в использовании к своей выгоде многих природных сил и в изменении среды для более удобного существования, да, наша цивилизация гордится, и не без основания, своими механическими ( сила-против-силы ) достижениями; но человек, вернувшийся с последней мировой войны, вправе спросить: Куда все это привело человечество? Действительно, к ужаснейшим условиям массовой голодной смерти, разрушениям, опасностям и вездесущему страху, каких человеческая история едва ли знает. И никого не удовлетворит довод, что не будь Гитлера, все было бы в порядке. То, что человечество пережило и продолжает переживать, не создано каким-то человеком, группой или нацией. Это результат глубоко укоренившегося коллективного отношения к жизни, в котором человеческое существование видится прежде всего как борьба сил, как предмет законов механики.
Там, где сила противостоит силе, человек в конце концов будет разбит, ибо неумолимые силы природы (как в физическом мире, так и в психическом царстве бессознательного, глубины которого бесконечны и неизмеримы) рано или поздно разобьют силы человечества, тем более силы индивидуальной личности. Поэтому вера в то, что человеческая жизнь это прежде всего борьба сил, логически переходит в негативное отношение к опыту, в философский пессимизм и пораженчество. Она должна также вести к коллективизму, ведь очевидно, что единственный шанс для индивидов хоть как-то противопоставить человеческие силы силам Вселенной полная кооперация и единодушие в целях. Научный материализм неизбежно ведет к социальному коллективизму и тоталитарному коммунизму.
Но есть другая возможность! Если сущностная цель жизни человека в том, чтобы последовательно актуализировать внутренние силы и способности, присущие его творческому духу, тогда вся картина меняется. Сам факт, что бесконечно превосходящие человека силы Вселенной могут опять и опять повергать его, перестает быть столь важным. Единственно существенным становится способность человека актуализировать все новые творческие силы для отражения постоянных ударов природы. А поскольку мы говорим здесь про человека и укорененную в его духе творческую потенциальность, то природа это социальная и наследственная человеческая природа в ее бессознательных глубинах, равно как и природные силы физической Вселенной.
Случайному читателю может показаться, что наше различение бесцельной борьбы силы против силы и целенаправленного развития внутренних творческих сил на поле земных конфликтов слишком абстрактно и метафизично. В действительности же это различие определяет большинство практических и жизненно важных проблем, с которыми каждый из нас сталкивается как член общества, член группы или индивидуально. Сегодня это вопрос жизни и смерти западного общества, поскольку представление о человеческой жизни как о слепой борьбе ради выживания породило духовное пораженчество, которое не только привело миллионы людей в сумасшедшие дома, но поставило западный мир на грань катастрофы. Механизированная тотальная война в глобальном масштабе это лишь конкретная экстериоризация психологической и интеллектуальной установки, согласно которой человеческая жизнь (и вся жизнь вообще) есть тотальная, всеобщая борьба слепых сил. Эта установка является корнем всякого пораженчества, социального и индивидуального. Если человек с таким отношением к жизни переживает фрустрацию одного из самых ценимых инстинктивных желаний, первый, второй, третий раз, какой реакции можно от него ожидать, кроме негативной, кроме чувства поражения, кроме комплекса? Он слаб; внешнее давление невыносимо зачем все это?
На другом полюсе находится человек, проникнутый верой, что он рожден для развития своих внутренних сил под солнцем и в бурю, через боль и счастье равным образом, что единственное превосходство, за которое стоит бороться, это то, которое исходит из более полного и эффективного использования внутренних сил, каковы бы ни были внешние результаты, чего бы это ни стоило. Пусть он разбит в столкновении с могущественными энергиями природы (внутренней или внешней) ему не грозит чувство поражения , сколь бы ни была велика потеря и сильны удары, если только он в состоянии понять, что получил урок и вырос как личность в этом трагическом опыте.
Позитивное отношение к поражению возможно только тогда, когда человек считает приобретение субъективных ценностей и творческое саморазвитие единственным, что имеет существенное значение. Если же вместо этого внимание сосредоточивается на объективных потерях в борьбе с природой, и эти потери повторяются снова и снова, ему не избежать чувства унижения и поражения. Это чувство начинает окрашивать следующие подобные встречи с жизнью. Человек обезоружен памятью поражения, превращающейся в страх. Внешние условия могут уже измениться, он может действительно стать сильнее; он мог бы легко победить на этот раз, но подавленный страхом узник своего комплекса терпит поражение еще до столкновения с новым опытом. Терпит поражение, потому что видит себя ничтожной, слабой силой в противостоянии другой, могущественной силе, превратившейся в космическое существо, в безжалостного и непобедимого врага. Все, что заставляет его видеть свой жизненный опыт таким образом, враждебно психологическому здоровью, будь то религия, наука... или астрология, трактующая определенные планеты и аспекты как злые силы, стремящиеся к разрушению человека! Важно выяснить достаточно подробно, каким образом формируется основа всех комплексов, как бы ни были различны области их действия, потому что только ясное понимание их происхождения из негативного отношения к жизни может помочь работать с ними практически и безопасно, в частности находить указания на их существование при помощи астрологической техники.
Астрологическое исследование комплексов и их корней, возможностей их развития в растущей личности очень трудное дело. Это требует осторожного и тонкого соотнесения прогрессий с картой рождения; когда нужно узнать слабости или психологическое неравновесие того или иного рода, астролог должен указать не только, какие события ожидаются, но и как данная личность будет на эти события реагировать. Никакие события и никакой шок сами по себе не будут порождать комплекс и поэтому фрейдовский редуктивный анализ посредством лишь ассоциаций, образов и т.п. нельзя считать действительно достоверным и адекватным.
Допустим, что найдено забытое событие, с которым невротик связывает (прослеживая это с помощью психоаналитика) эмоциональный опыт, остающийся в подсознательной ассоциации с комплексом или неврозом; важно не то, что имел место такой шок или травма , а то, что человек реагировал на него негативным образом. Но почему он реагировал на него так? Вот реальная проблема, которая должна быть разрешена. Эта проблема связана с его семьей, социальным, культурным, религиозным фоном в той же мере, что и с его врожденными наклонностями или темпераментом. Нет человека, который жил бы один и встречал жизненные проблемы на основе лишь собственного опыта. Часто встреча с любовью и смертью, болью и разочарованием, эмоциональными и деловыми неудачами затрагивает лишь социальную личность, а не индивидуальную основу человека.
По большей части комплексы возникают в детстве или юности; именно тогда ребенку грозят первые потрясения, застающие его врасплох, когда он отрицательно обусловлен философией силы-против-силы, привнесенной родителями, школой или колледжем. Что можем мы узнать из карты рождения об отношении к жизни, которое ребенок впитывает в семье с ее культурно-религиозными верованиями и способами поведения? В карте рождения мы должны увидеть структуру отношения к Вселенной с точки зрения слабых мест человека; затем, прослеживая постепенное развертывание его потенций человека в актуальные характеристики личности по прогрессиям и транзитам (и другими подобными методами), мы можем до некоторой степени увидеть, как ребенок (а затем юноша) встречает жизненные кризисы с тем оружием, которое принадлежит ему по праву рождения. Сочетание этого оружия и кризисов роста (имеется в виду их интенсивность и длительность) то есть карты рождения и процесса развития, прослеживаемого с помощью техники прогрессий, дирекций и т.<|>п. обрисует картину в целом; астролог должен истолковать ее по отношению к конкретной личности вкупе с конкретной средой и окружением. Положение Нептуна и Плутона может дать некоторое представление об общем характере отношения человека к жизни окружающего общества и о способах воздействия общества на него. Распределение планет в угловых домах дает некоторые сведения об индивидуальной ориентации относительно себя и других, а также о воздействии родителей на поведение и переживание личного бытия.
Здесь я должен подчеркнуть, что если точное время рождения неизвестно, и поэтому точные значения домов определить нельзя, анализ тенденции к комплексам и тому подобным психологическим факторам практически невозможен. И только установленная сетка горизонта и меридиана на момент рождения может указать ориентацию человека относительно своего жизненного опыта. Разовьются в личности комплексы или нет это почти целиком зависит от ориентации, а не от событий. Ориентация индивидуальной личности (обусловленная семьей и обществом) по отношению к любому событию, нарушающему био-психическое равновесие этой личности ударом в один из важных нервных центров , самый существенный фактор. Анализ карты рождения должен прежде всего указать природу этих нервных центров. Из него можно вывести, какая био-психическая функция (или функции) ослаблена, и когда она станет центром внимания развивающейся и обновляющейся личности. Когда приходит это время кризиса, в соответствии ли с генетическим ритмом биологического развития, приносящего такие кризисы, как переходный возраст , или в соответствии с сугубо индивидуальным развертыванием судьбы, слабость личности подчеркивается. Время и приблизительные общие обстоятельства кризиса могут быть указаны астрологией. Но ни один астролог не способен сказать с уверенностью, каким будет результат кризиса.
Если комплекс является результатом кризиса, то в этом смысле астрология не умеет определять, имеет ли и будет ли иметь данная личность определенные комплексы. Неправильным было бы даже соразмерять относительную силу человека и жизненных событий, с которыми он сталкивается, ведь это было бы рассмотрением ситуации как борьбы двух сил и поэтому негативным подходом.
Надо сказать, что большинство людей все же следует такому негативному подходу к своим кризисам. Следовательно, в большинстве случаев люди в той или иной степени переживают чувство поражения, которое при возобновлении ведет к формированию комплекса; но ни один астролог не может (во всяком случае по одной только карте рождения) сказать, что данный человек будет реагировать отрицательно, ибо даже наихудшие сочетания астрологических факторов могут вместо этого вызвать из глубин Я творческие силы и заставить человека переориентировать сознание и волю в направлении позитивного их использования.
И тогда, будучи по видимости разбит в соревновании с жизнью, человек тем не менее одерживает духовную победу. Приобрести комплекс значит принять поражение от преобладающих сил. Но для того, кто видит поражение только в невозможности роста, в невозможности учиться и актуализировать свою духовную потенциальность, нет комплексов есть только усталость. Его внимание сосредоточено на внутреннем творчестве, а не на сравнении сил своего организма с ударами жизни. Он использует весь жизненный опыт как пьедестал для творческой демонстрации внутреннего духа. И крест Голгофы оказыватся гораздо более эффективным пьедесталом, чем богатство, публичная известность или личное счастье.
Глава II
Комплексы, затрагивающие корни индивидуального существования
В первой главе я определил комплексы как относительно автономные группы жестко закрепившихся и неподатливых психических содержаний (идей, чувств, ощущений), которые существуют в личности главным образом в бессознательном состоянии и способны вмешиваться в ее реакции на определенный тип нового опыта или даже полностью управлять ими. Я добавил, что источником всех комплексов являются страх и чувство поражения или неполноценности, что эти био-психологические эмоциональные реакции на переживаемые (или предполагаемые) события возникают, когда человек придерживается негативного отношения к жизни, отношения, основанного на представлении себя слабым существом, которому противостоят значительно более мощные природные энергии Вселенной, где все решается столкновением сил. Считает ли человек себя просто физическим телом, ведомым простыми инстинктами, или био-психическим организмом, которым управляет (насколько это возможно) сознательное эго, так или иначе, нормально он органическое целое; а существенной характеристикой всякого органического целого является то, что его деятельность мотивируется (сознательно или бессознательно) немногими основными функциями . Все организмы располагают несколькими видами функциональной деятельности, каждый из которых способствует удовлетворению одной из потребностей, необходимых для организменного существования.
На уровне тела эти виды функциональной деятельности выполняются специализированными органами или системами такими, как дыхательная, кровеносная или нервная системы, органы пищеварения, эндокринные и воспроизводящие железы и т.<|>п. Им соответствуют определенные психические проявления и обертоны. Мы называем их главными побуждениями во внутренней жизни личности. Эти побуждения могут целиком определяться физиологическими инстинктами, но могут обрести и новые, трансцендентные или абстрактные, характеристики путем сознательного развития на ментальном уровне хотя бы относительной независимости от бессознательной, принудительной природы инстинктов. Иными словами, основные виды функциональной деятельности биологического уровня могут стать индивидуализированными и сознательными, а значит все более подчиненными диктату эго, этому владыке в царстве индивидуализированного сознания. Они осознаются, оцениваются или превращаются в эмоции и понятия, идеалы и символы.
В то время как основных инстинктов на уровне функционирования тела сравнительно немного, соответствующие психические побуждения могут развиваться во множестве вариантов, бесконечно видоизменяющихсяся под воздействием коллективной культуры и социальных идеологий, равно как иза счет индивидуального воображения. Воображение это в основе своей способность трансформировать биологические инстинкты в множество символических действий и значимых образов, создавать запутанные драмы, ритуалы, комедии (а также сновидения) из субстанции биологических, а затем социальных действий, посредством которых реализуются основные функции человеческой жизни. Достаточно вспомнить, какими сложными, тонкими и непрямыми путями выражается простая в основе своей тема сексуальной деятельности, как она развивается в мириадах культурных и индивидуальных вариаций, и мы увидим, как непросто работает человеческое воображение.
Но эта функция воспроизводства а она служит основой всей сложной сексуальной деятельности, чувств, образов и представлений является лишь одной из основных биологических функций, необходимых для полного проявления жизненных потенций, заложенных в человеческом роде. Она представляет лишь одну из фундаментальных потребностей человеческого организма. А весь набор функций можно расклассифицировать различными способами; наиболее же общей классификацией (поскольку она включает и психологический и физический уровни) кажется та, в которой различены четыре основных функции, четыре потребности, побуждения, канала для использования энергии:
  1. потребность быть особенным, отдельным существом;
  2. потребность поддерживать характерную форму или темперамент данного особенного существа;
  3. потребность воспроизводить его;
  4. потребность трансформировать его в соответствии с какой-то определенной целью.
Каждая из этих потребностей может проявляться позитивным и негативным образом то есть, либо как анаболическая, либо как катаболическая сила. Каждая может, стремясь к удовлетворению, распространиться на все поле телесно-психического организма, если ее не остановят другие виды функциональной деятельности и не удержит на месте та сила, которая структурирует организм в целом. Эта сила самость, понимаемая как основной ритм и движитель, лежащий в основе всех биологических и психологических функций. Так понимаемая самость составляет особенную, сущностно-индивидуальную форму жизненной энергии; но она связана с определенным духовным фактором (и в некотором смысле эманирует из него); за отсутствием лучшего термина я буду называть этот фактор Душой.
На уровне сознания отдельной личности структурирующую функцию самости выполняют по большей части коллективные привычки общества и культуры. Эти установления и обычаи управляют развитием сознания ребенка, вместе с влиянием родителей и окружающих условий жизни они создают прямо или косвенно, позитивно или негативно то, что мы называем эго .
Эго представляет собой структуру поля сознания; то есть, оно определяет способ, каким личность сознательно и привычно реагирует на задачи и возможности повседневной жизни. Оно является порождением социальности, но для сознания становится его центром, управляющим принципом. Однако его постоянство весьма относительно, и оно легко становится тождественным (или почти тождественным) с определенной функциональной или эмоциональной реакцией организма в целом. Когда человек говорит я , он в большинстве случаев имеет в виду эго, а не ту функциональную силу, которая поддерживает и развивает его целостное бытие на бессознательном уровне. Индивидуальная самость существует большую часть времени лишь в глубине. На поверхности же сознания появляется нечто иное связанное, правда, с этой сущностной индивидуальностью, но узурпирующее ее действительную функцию, даже не подозревая об этом, то есть эго. Стремление быть особым существом принимает в человеке сознательную форму в качестве эго особенно в современном человеке. Любым возможным способом эго стремится утвердить свое бытие, отличное от других эго; оно неизбежно принимает поначалу исключающий подход ко всем жизненным проблемам. Оно действует наподобие типичной человеческой культуры, в особенности культуры на стадии племенной организации: рассматривает все, ему не принадлежащее, как чужое, как опасное другое . В самости нет такого стремления к исключению, потому что, хотя каждая самость имеет уникальные характеристики, все самости могут рассматриваться как обертоны широкого и всеобъемлющего основного тона Человека, а в более широком смысле всей Вселенной.
Эго и его стремление быть особым, отдельным относится главным образом к Сатурну, поскольку Сатурн это принцип, который везде строит границы, отделяющие внутреннее от внешнего. Сатурн означает, следовательно, отделение индивидуальной личности от более широкого целого от человечества или даже от группы, внутри которой личность действует. Но Сатурн также фокусирует и концентрирует сознание, и без фокусирующей силы Сатурна нет личности с постоянным характером, нет общества, нет передачи знания от поколения к поколению.
Сатурн для своего действия нуждается в Луне; если Сатурн форма, то Луна представляет жизненное содержание, собранное этой формой и ею структурированное. Луна представляет способность органической адаптации к обстоятельствам в рамках реакции определенного типа, а саму реакцию определяет Сатурн.
Каждое из четырех определенных выше стремлений связано с парой планет. Пара Сатурн-Луна относится к стремлению быть особым существом; это стремление, действуя на сугубо сознательном уровне, отождествляет Сатурн с эго. Все же в более глубоком смысле нечто от Сатурна присутствует и в самости, ведь даже самый открытый и духовно богатый человек отличен от других людей. Но отличие не следует путать с тем чувством исключительности и лишенной гибкости отдельности, которое характеризует эго, по крайней мере в современном психологическом смысле термина.
Юпитер, как мы увидим далее, отвечает в основном за чувство социальной общности, за способность человека к ассоциации и кооперации, благодаря которой он выжил в опасном окружении джунглей будь то древние леса или современные города. Юпитер охранитель. Он поддерживает то, что определено Сатурном, в паре с Меркурием, который представляет принцип соотнесенности, способность нервной системы соотносить ощущения и способность порождающего представления ума ассоциировать образы.
Пара Марс-Венера представляет третье, репродуктивное стремление, биологически в сексуальных актах, психологически в проекции созданных воображением форм (произведений искусства и т. п.) и культурных ценностей. Что касается четвертого, трансформирующего стремления, мы можем проследить его действие в человеке по ритму, устанавливаемому в небе планетами Уран, Нептун и Плутон.
Каждое стремление представляет особый аспект жизненной силы и психической энергии в человеке. Если высвобождение этой био-психической энергии встречает препятствие, отклоняется или задерживается, возникают условия, которые могут вести (хотя не обязательно должны вести) к формированию комплексов. Каждому из четырех основных стремлений соответствует класс типичных комплексов, и мы рассмотрим эти классы в связи с их астрологическими соответствиями. Функция Сатурна-Луны коренная функция всякого особого, индивидуализированного существования. Любое живое существо, рассматриваемое как относительно полная и самодостаточная биологическая и/или психологическая единица, должно иметь пределы, границы и особые, индивидуальные характеристики, которые делают его отличным от других существ. Это различие проявляется разными способами и на разных уровнях. Кошка отличается от слона; это различие между двумя родами, двумя видами животных, родовое отличие. Различие же двух кошек одного и того же вида это индивидуальное различие.
Относительно мира людей мы можем утверждать, что каждый человек должен рассматриваться как особый вид; человечество же в целом как что-то вроде целого рода или класса. Во всяком случае, каждый человек характеризуется родовыми (расовыми) и коллективными (культурными), равно как и индивидуальными особенностями. Сатурн символизирует и то и другое, в зависимости от того, рассматривается ли группа людей или определенная личность. Каждый человек обладает человеческим скелетом и позой, отличающей его от всех других млекопитающих; этой телесной основой управляет родовой Сатурн на непосредственно биологическом и бессознательном уровнях. Но каждый современный человек имеет также эго, которое определяет и ограничивает поле его сознания и дает относительно определенную структуру его сознательной внутренней жизни; это эго индивидуальный Сатурн.
Более того, современный человек установил способ и структуру мышления, которые кажутся ему правильными, то есть логику. Логика общее и коллективное выражение сатурновой функции на уровне ментальной деятельности человека (по крайней мере современного). С другой стороны, каждое умственно развитое эго обладает определенными способами мышления его собственными, ибо они вырастают из его собственных реакций на уникальный жизненный опыт. Этот образ мышления может соответствовать коллективно определяемым установкам современной человеческой логики, а может и отличаться от них в каких-то частностях индивидуальное отличие тоже может быть отнесено к функции Сатурна в тесной связи с функцией Луны, определяющей способность ментального приспособления.
Обнаруживая такие индивидуальные отличия в мышлении и в том, как индивидуальное эго встречает события жизни, общей для всех людей, мы говорим о различиях в ментальности и в характере . Характер более фундаментален, ибо именно в нем (по крайней мере на чисто личностном уровне) следует видеть общую сумму индивидуальных особенностей эго то есть внешнее проявление эго-структуры (Сатурн) и индивидуализированный способ приспособления человека к своим жизненным ситуациям (Луна).
Итак, под характером мы подразумеваем личность человека, то, что отличает его от другого человека, что он создал своими реакциями и переживаниями. Когда реакция на определенное типичное переживание жестко следует проложенными путями и остается той же, даже если внешние условия и жизненные требования (биологические и психологические) изменились, функция Сатурна оказывается преобладающей в данном отношении над адаптивной функцией Луны. Это показывает, что сформировался комплекс. Кооперация между тенденцией к индивидуализации характера и необходимостью приспосабливаться к внешним обстоятельствам и кризисам роста нарушена. Первая подавила и ограничила вторую в каком-то одном направлении, а иногда и во всех направлениях. Функция Луны становится подчиненной или порабощенной функцией Сатурна.
Это, видимо, может произойти двумя путями: либо функция Сатурна разрастается за пределы того, что допустимо с точки зрения нормального органического равновесия, либо функция Луны становится слишком слабой если она поражена или не имеет достаточно материала для питания и роста. Каждая органическая функция развивается нормально в упражнении и атрофируется без употребления или при неправильном употреблении. Более того, каждый орган и каждая клетка тела нуждаются в специальном питании чтобы выполнить свою функцию. То же справедливо и на психологическом уровне. Биологически Сатурн нуждается в кальции чтобы построить сильный и эластичный скелет; психологически Сатурн нуждается в опыте авторитета, моральной твердости короче говоря, в опыте характера чтобы создать сильное и гибкое тело. Этот стимулирующий сатурнианскую функцию опыт в нормальном случае привносится в поле сознания ребенка благодаря контактам с отцом. Опыт, наилучшим образом стимулирующий функцию Луны, приобретается в контактах ребенка с матерью, поскольку мать удовлетворяет его повседневные нужды, приспосабливая себя и его к изменяющимся внешним обстоятельствам (к темноте и свету, теплу и холоду и т.п.), а также к меняющимся внутренним потребностям ребенка (к голоду и освобождению от продуктов пищеварения, к потребности в обволакивающей нежности и комфорте в чуждом странном мире).
Чтобы быть настоящим отцом (то есть, отвечать потребности ребенка в опыте сатурнианских качеств отцовства), реальный отец должен обладать в глазах своего ребенка основательностью, твердостью, авторитетом, надежностью, прямотой, справедливостью, моральностью и т. п. Точно так же, чтобы быть настоящей матерью, реальная мать должна демонстрировать характерные лунные свойства: беззаветное служение, способность справляться с повседневными событиями. Мать должна кормить тело ребенка пищей, а душу нежной заботой, обеспечивать психологический отдых, эмоциональный комфорт, мир и гармонию, быть посредником между детским сознанием с его знакомым домашним мирком и беспокоящим внешним миром опасных вещей и незнакомых или враждебных людей.
В современной психологии есть понятия образ матери и образ отца ; эти образы создаются в сознании каждого ребенка реакциями на то, как реальные отец и мать воплощают в его присутствии выше очерченные идеалы Отца и Матери, как они удовлетворяют его потребность в оживлении функций Сатурна и Луны, в обогащении их родительским примером. Сознание ребенка растет посредством ассимиляции живых примеров из окружения, посредством имитации. Оно может также развиваться в случае повреждений и лишений через отрицание этих примеров; но тогда рост происходит в условиях стресса и напряжения, что ведет к возникновению комплексов.
Сатурн символизирует идеального отца и образ отца у ребенка; Луна обозначает идеальную мать и образ матери. Один из этих образов может доминировать до такой степени, что будет ослаблять другой и вместе с ним деятельность других основных функций. Каждый из этих образов может быть негативным и темным, омраченным страхом, чувством обиды или непонимания; или недоразвитым, дремлющим из-за недостатка реального живого контакта с отцом или матерью. Тогда в душе остается зона пустоты, которую другая функция будет стараться заполнить, и, как правило, неадекватно.
Во всех этих негативных случаях, когда функции Сатурна или Луны не действуют, не развиваются в соответствии с требованиями общечеловеческого развития или нормами, определяемыми данным обществом и культурой, возникает тенденция к развитию того или иного комплекса. Возникнет ли действительный комплекс со всей своей психически деструктивной потенциальностью по мере вхождения молодого человека в социальный мир, или он сумеет постепенно сгладить и нормализовать тенденцию к эмоциональной ригидности, ментальным предубеждениям и компульсивному бессознательному поведению, будет зависеть от того, что принесет ему жизнь по мере взросления, и от того, как работают остальные функции. В любом случае его индивидуальность и свойственная ему структура эго-реакций до некоторой степени испытывают формирующее влияние характеристик и качеств сложившихся у него образов отца и матери.
Образ матери занимает первое место в сознании ребенка не только потому, что ребенок находится в материнской утробе на предродовой стадии жизни, но и из-за первого существенного кризиса независимого существования, глубоко затрагивающего отношение к матери, из-за шока рождения в совершенно незнакомый мир, где ребенок неизбежно зависит от внешних источников для поддержания своего существования (источников пищи и т.п.). Современные психологи уделяют все больше внимания этому кризису (травме) рождения. Возможно, новейшие цивилизованные способы проведения родов (в большинстве случаев с той или иной глубиной анестезии) и новые приемы кормления будут иметь серьезное подсознательное влияние на раннее формирование образа матери.
Сейчас трудно понять, в какой степени эта надежда оправдается. Дело в том, что рождение это начало сравнительно самостоятельного существования и, следовательно, начало сознания индивидуальности как таковой то есть, отделения от утробы, с которой организм был связан. С психической же точки зрения, происходит внезапное отделение от окутывающей жизни утробного моря , и вследствие этого шок рождения . Шок производит неуловимое изменение в сознании, и чувство отделения углубляется повторением любого опыта, связанного с этим отделением, главным образом, возрастающим чувством изоляции и небезопасности, необеспеченности и органического дискомфорта.
Материнское кормление, забота и ласка (тепло ее тела, которое без сомнения вызывает воспоминания внутриутробного существования и приносит некоторую долю уверенности) будут смягчать чувство страха, возникающее от изоляции сначала органической и физической, позже психологической. Параллельно физическому отделению от материнской утробы происходит психологическое отделение от материнской души, то, что д-р Кункель называет разрушением первичного мы , чувства отождествления матери и ребенка. И это психическое отделение становится, может быть, самым важным кризисом на психологическом уровне, в нем зарождаются наиболее известные формы материнского комплекса.
Отделение от матери, будь то на биологическом или на психическом уровне, выдвигает проблемы адаптации к физической и психической среде. Поставленный перед этими проблемами, ребенок смотрит на мать (или на того, кто занимает ее место) как на образец. Если образец оказывается неудовлетворительным или если он окружен страшными тенями, образ матери становится темным. И собственная лунная функция ребенка адаптация к повседневной жизни будет негативной. Он подходит к жизненному опыту с пораженческим отношением, со страхом (или, возможно, позднее с агрессивностью в качестве искаженной компенсации).
Образ отца не так глубок, как материнский, поскольку отец дальше отстоит от биологического опыта новорожденного. Функция отца становится более ясной ребенку, когда тот начинает изучать внешний мир за пределами дома; образ отца уже включает в себя моменты социального поведения. Сатурн находится гораздо дальше Луны, чей переменчивый свет хорошо символизирует странные и необъяснимые для ребенка перемены в настроении и отношении матери, соответствующие времени дня и другим, ему непонятным, обстоятельствам. А Сатурн близко связан с Юпитером, символом всех социальных функций и функций ассоциации.
Прежде чем мы перейдем к изучению различных видов комплексов, связанных с образами отца и матери, я хочу обратить внимание читателя вот на что: хотя пара Сатурн-Луна символизирует отца и мать, существует также важное полярное отношение между Солнцем и Луной. Это отношение выражает динамическую биполярную природу жизненной силы, оживляющей биологический и психологический организм; к нему мы должны отнести акт оплодотворения, являющийся источником органического существования и создания эмбриона. Мужская сперма поляризуется скорее солнечной силой, нежели принципом Сатурна. И в предродовом периоде жизни Сатурн едва ли имеет значение, разве лишь как создатель костного скелета, а кости еще очень мягки.
Власть Сатурна начинается тогда, когда биологический организм готов к индивидуализации, когда начинают развиваться корни эго. Это происходит, во-первых, при рождении; затем, несколько иначе, в то время, когда молочные зубы (возникающие, по крайней мере символически, из материнской субстанции) заменяются постоянными, сатурнианскими зубами, то есть в возрасте семи-восьми лет. Если во внутриутробном периоде развивается функция Луны (способность существовать во внешнем мире в качестве самостоятельного организма, постоянно приспосабливающегося к внешним условиям), то первые семь лет жизни представляют собой соответствующее вынашивание сатурнианского эго.
Около семи лет образ отца становится определенным и конкретным, затем начинается формирование отцовских комплексов, если этот образ развивается негативным путем. Если более ранние, ясно определимые отцовские комплексы появляются у девочки, за них скорее отвечает Солнце, а не Сатурн, поскольку реальный отец может поляризовать и образ любимого мужчины для своей дочери, образ, символизируемый в женской карте рождения Солнцем. Это очень важное различие, о котором не следует забывать, разыскивая соответствия отцовскому комплексу в карте рождения девочки. В карте мальчика Луна представляет мать как воплощение обеих функций материнской и образа женщины; к этому очень важному факту я еще вернусь при рассмотрении указаний на родительские комплексы в картах рождения.



Rambler's Top100 MAFIA's Top100