Главная страница


  
Консультация специалиста
Библиотека
Фотогалерея
Download
Дело Астрологии
Расклады Таро
Школа для дебютантов
FAQ
Архив

Прогнозы
Форум
Проверь себя
Тема месяца
ЦДЖП
Календарь
Информация к размышлению
Links
Доска объявлений


Европейская медицина до 500 г. н.э.

Роберт Золлер

Основоположник греческой систематической медицины Гиппократ родился около 46О Года до Н.Э., спустя целых 7ОО лет после начала периода упадка Древнего Египта. Еще Папирус Эверса, написанный около 16ОО г. до Н.Э., указывает на то, что египетские врачи из Фив достигли столь высокого уровня развития медицинской науки, что воспроизвести его не удавалось вплоть до времен Галена, т.е. по прошествии 15ОО лет. Тот же папирус свидетельствует, что знаменитая Клятва Гиппократа всего лишь резюмировала этический кодекс, которого придерживались фиванские врачи на протяжении семи веков. Для Греции во времена Гиппократа началась эпоха возвышения среди западных государств. По мнению греков все народы, окружавшие их, особенно с севера и запада, были просто "варварами". Чтобы ввести в контекст понятие медицинской астрологии, мы должны выяснить, какое положение медицинская и астрологическая науки занимали в жизни варварских народов.
Для возникновения астрологической медицины требуются, по меньшей мере, две предпосылки. Во-первых, необходимо достаточно развитое астрономическое знание, во-вторых, - передовое медицинское учение. Третьим требованием, представляется, должна быть теория, утверждающая, что астрономические явления самым реальным образом влияют земные события.
Элементы, соответствия этим трем требованиям действительно существовали в Европе до 5ОО года до Н.Э. Очевидно, они были недостаточно систематизированы для того, чтобы дать возможность медицинской астрологии подняться до тех высот, которых она достигла благодаря соединению греческого рационализма и вавилонской астральной религии. Индо-европейские народы являлись носителями религии, которая особо почитала Бога Неба и благоговела перед Солнцем и Луной. Дохристианское население Европы, однако, не сформулировало четко учения о соотношении личной судьбы с небесными явлениями, как это было сделано греко-вавилонскими астрологами. Внимание древних европейцев было сосредоточено на благополучии общины, плодородии земли, пользе, которую человек может извлечь из взаимоотношений с животным миром. Их астрология, если ее так можно назвать, носила мунданный характер.
В настоящее время широко известно, что Стоунхендж и несколько других мегалитических структур в Европе в действительности использовались как обсерватории для составления лунного календаря. Общепризнано также, что эти сооружения появились задолго до прибытия индоевропейцев.
Стоунхендж, например, был построен около 25ОО-3ООО гг. до Н.Э. Ясно, что в древние времена некоторые народы, населявшие Англию и различные области Европы, обладали значительными астрономическими познаниями, так же как и строительным мастерством. Археологи определили, что Стоунхендж был сооружен усилиями народа культуры Бикер. К сожалению, остается невыясненным вопрос, где эти люди могли научиться такому мастерству.
Как и в случае с египетской цивилизацией, первое же из дошедших до нас свидетельств развитых знаний и умений народа, демонстрирует их уже на самом высоком уровне. Хойл показал, что последующие сооружения в Стоунхендже (то есть, после Стоунхендж I) даже после усовершенствования носили, с астрономической точки зрения, черты упадка, вырождения. Возможно, благодаря именно таким обсерваториям и жрецам, служившим в них, более поздние кельтские и германские народы унаследовали астрономические сведения. С другой стороны, знания о небе древних германцев обнаруживают общие черты с индоевропейской астрономической наукой в целом. Различные элементы ее мы можем найти рассеянными в Индии, Греции, Персии и на Британских островах. Германские народы, например, всецело полагались на лунный календарь. Благодаря римлянам мы знаем, что германцы не стали бы воевать перед новолунием и, что женщины племени были хранительницами способа определения фаз Луны. Собрания германцев происходили либо в новолуние, либо в полнолуние, время же они измеряли согласно лунному календарю.
В то же время древние германцы знали о солнечном годе и лунном месяце, которые символизировало колесо с восемью спицами. Они имели также представление о восьмилетнем цикле (без сомнения, имеются в виду низшие соединения Венеры, образующие на небе восьмиконечную звезду каждые восемь лет), согласно которому совершались жертвоприношения, направленные на обеспечение здоровья и благополучия их общин и скота. Затруднительно, однако, выяснить, какие познания они имели о других планетах. Эдда упоминает о таковых, но эта информация была впервые записана только в 13 веке. Очевидно, им были известны как звездный, так и синодический периоды Луны. В соотношении с восьмикратным делением синодического месяца устанавливалось время наиболее благоприятное для половых контактов, а также периоды возможных вспышек лихорадки. С астрологической точки зрения заслуживает внимания то, что такой же символ использовался кельтами для изображения восьмилетнего цикла Венеры, схожее с ним Колесо Дхармы существовало в Индии.
Скорее всего, звездный год был известен, но вряд ли имел такое значение, как для нас. Нет ни одного свидетельства, насколько мне известно, деления эклиптики на знаки. Восьмикратное деление лунного месяца использовалось также для определения направлений. Роза компаса дошла до нас как продолжение этой традиции.
Восьмикратное деление также, по понятиям древних народов, имело отношение к процессам развитий и старения всего сущего. На севере, где угол эклиптики ближе к горизонту, восьмикратное деление времени и пространства более применимо, нежели в районах Средиземноморья. Таким образом, мы видим, что астрономическое учение древних германцев было достаточно развитым, хотя отсутствовало знание о планетах, которым владели в Месопотамии. Впрочем, медицинская астрономия в зачатке могла бы развиваться и на этой основе при условии наличия астральной философии, подобной вавилонской. В медицинском отношении все западные народы, включая древних римлян, предпочитали простые, эмпирически найденные лекарства, имевшиеся под рукой, - травы и вещества животного происхождения, применявшиеся в качестве лекарственных средств, при приготовлении пищи, в колдовстве, а также с целью отравления. Эти снадобья послужили основой для специфически женской магии, называемой на древнескандинавском языке "seithr".
До знакомства с систематической, теоретической медициной, развитой греками, медицина и магия в Европе были неразделимы. В случае заболевания человек обратился бы к проверенным временем народным лекарственным средствам. Если это не помогло, позвали бы колдуна. Для того чтобы выявить причины болезни и пути борьбы с ней, шаман применил бы сочетание траволечения, заклинаний (вроде мантр в индуизме, или монотонного пения американских индейцев), а также духовные или магические техники, например астральную проекцию. Был известен массаж, который наводит на мысль о возможности существования тогда своего рода биоэнергетического учения. Применялся также гипноз, дабы пробудить целительные силы души самого пациента.
До нас дошли несколько примеров целительских приемов аборигенов Европы. Древнеримский источник знакомит нас со следующей молитвой: "Отец Марс, я молю и прошу тебя...не подпустить, отразить и отогнать болезнь, явную и тайную... и дать здоровья мне, дому моему и домочадцам." (2)
Эта молитва предположительно использовалась представителями культуры Като (около 224 г. до Н.Э; - 149 г. до Н.Э.), хотя эта дата представляется слишком поздней. Народ Като был известен своей приверженностью старым обычаям и неприятием новшеств греческой науки и медицины.
Характерным примером нордических языческих практик в медицине-магии является заклинание, содержащееся в датируемом 1О-м веком древнегерманском манускрипте, хранящемся в Мерсбергском кафедральном соборе в Саксонии. "Фоль (Балдер) и Вотан оказались в лесу, и лошадь Балдера растянула связки на ноге. Тогда Вотан прочитал заклинания, коих знал много: и от болезней костей, и крови, и растяжений. Кость к кости, кровинка к кровинке, любой член тела на место прирастал, как будто клеем смазанные."
Эффективность подобных заклинаний заключалась как в упоминании некоего совершенного божеством поступка, так и в самом звучании слов, а также стихотворном ритме. Заклинания, надо полагать, подкреплялись магической силой самого колдуна. Многим обязана древняя магическая медицина наблюдениям людей за животными. До нас дошло повествование египтян о том, что они открыли рвотные средства, наблюдая собак, которые в случае расстройства желудка от недоброкачественной пищи, ели траву и определенные растения, чтобы вызвать рвоту. Они же впервые применили флеботомию (кровопускании) и использовали клизму.
Связь между человеком и окружающей средой (в действительности, происхождение и вся история медицины) воплощена в мифе об Эскулапе. Гомер назвал Эскулапа (4) "безупречным врачом". Согласно легенде, он был сыном Аполлона и Корониды. Когда Коронида была беременна, она влюбилась в Исхия, жителя Аркадии. Аполлон, извещенный об этом вороном, убил Корониду и Исхия. Когда тело Корониды должно было быть сожжено на погребальном костре, мальчик Эскулап был спасен из пламени кентавром Хироном, который научил его впоследствии искусствам врачевания и охоты. Повзрослев, Эскулап не только лечил людей, но и воскрешал мертвых. Зевс, испугавшись, что люди смогут избегать смерти, убил Эскулапа ударом молнии, но по просьбе Аполлона поместил его среди звезд (как созвездие Дракона или Змееносца).
Эскулап был женат на Эпионе, от которой имел двух сыновей, - Гомер говорит, что они служили врачами в греческой армии. Были у него также и другие дети. Центром поклонения Эскулапу стал храм в Эпидавре, окруженный обширным лесом. В жертву ему приносили змей, так как они считались символом восстановления здоровья; существовало поверье, что они способны находить лекарственные растения.
Рассказ о том, как Хирон обучал Эскулапа охоте и врачеванию напоминает мне о наскальных изображениях в пиренейской пещере. Там изображен колдун, одетый в шкуры, с оленьими рогами в качестве головного убора. Он считается древнейшим представителем целительского искусства; его фигура наряду с изображениями процесса врачевания окружена иллюстрациями к сценам охоты. Ясно, что он и охотник, и целитель. Наскальные рисунки были созданы около 15ОО г. до Н.Э. в Испании. Миф об Эскулапе возник в Греции. И там, и тут представление о враче ассоциируется с силами жизни и смерти, врач наделяется сверхчеловеческими возможностями. Таким образом, мы вновь сталкиваемся с переплетением медицины и магии. Эскулапа также изображали с жезлом, обвитым змеей, олицетворением жизненных сил. Позже в Греции и Риме этот символ получил название "vis medicatrix naturae" - "целебная сила природы".
Хирургия также была известна древнеевропейским народам. Аткинсон (5) сообщает об обследовании многочисленных черепов, носящих следы зубной и черепной хирургии. Некоторые из них свидетельствуют о том, что пациент умер до окончания операции, производившейся, по всей видимости, кремневым ножом. На других же заметны следы трепанации, сделанной после того, как человек пострадал от удара по голове дубинкой. Операция устранила излишнее давление в лучевой трещине. Пациент выжил, рана зажила. Очевидно, что операция спасла ему жизнь! Большинство таких операций, вероятно, производились в магически-медицинских целях, то есть, чтобы изгнать злого духа, являющегося причиной боли или мигреней. Операция, скорее всего, рассматривалась как крайняя мера.
Таким образом, картина состояния медицинского искусства очень сходна с картиной в астрономической науке. Мы обнаруживаем значительную компетентность в определенных сферах, например, в использовании лекарственных растений и даже черепной хирургии. Систематизация, однако, полностью отсутствует. Траволечение не опирается ни на какую организованную теорию. Компетентность основывалась исключительно на многократном повторении опыта и известной доле везения. Приемы вырабатывались эмпирически. Довольно длинные списки лекарственных растений, дошедшие до нас из средних веков, слабо или совершенно не систематизированы. Все это изменил Гиппократ и врачи, жившие после него. Эмпирический подход, конечно продолжал использоваться и в Греции и в Европе в целом. Однако объединение философии и медицины, которое, можно сказать, началось с Эмпеодоклом и достигшее расцвета при Галене, отметило новую, принципиально отличную эру в развитии науки в Европе. Астрологическая медицина может развиваться только там, где имеет место соединение физики, философии и медицины.
Необходимо было создать теоретический фундамент, на основе которого астрономия рассматривалась бы как связующее звено между событиями земного и небесного миров. Подобная концепция только потенциально существовала в языческой Европе до подъема греческой философии в 5 веке Н.Э.



Rambler's Top100 MAFIA's Top100