Главная страница


  
Консультация специалиста
Библиотека
Фотогалерея
Download
Дело Астрологии
Расклады Таро
Школа для дебютантов
FAQ
Архив

Прогнозы
Форум
Проверь себя
Тема месяца
ЦДЖП
Календарь
Информация к размышлению
Links
Доска объявлений


Что такое астрология?

Mary Downing

Нет сомненья, что роза - это роза,
И бесспорно, что река - это река,
Но кто скажет, что такое астрология?
Каким лотом измерять ее глубины?



В штатах Айова, Иллинойс и Миссури льют поистине "библейские" дожди. Еще немного, и Миссисипи покажет нам, что значит "могучая река". Люди по имени Орвилл и Эмма с тоской качают головой в камеры пришлым съемочным группам, спрашивающим: "Что вы будете делать?". Они уступят дорогу, потому что... "ЭТО - РЕКА". И прибавить нечего. В этой фразе - вся жизнь Среднего Запада. Но нынче утром Джордж Уиллз и Коки Робертс "проедали плешь" мэру города Де-Мойна, настаивая на том, что федеральное страхование от наводнения каким-то образом поощряет народ селиться на затопляемой равнине, и - "расплачиваться придется нам всем". Мэр смотрел тупо и не мог взять в толк, чего они хотят. Весь Средний Запад - это одна плоская, плодородная, затопляемая равнина, аллювиальная почва, на которой растет пшеница - огромное количество пшеницы. Когда все человечество, Господь Бог и инженерные войска не в состоянии обеспечить вам жизнь в сухости, приходится учиться грести веслами, "ибо вы бессильны против муниципального совета, урагана или реки".
Мы являем собой множество составляющих: наследственность, взаимодействие с родителями, братьями и сестрами, астрологические модели и доминирующую культуру. Мы можем ошибочно истолковать чужую идею по той же самой причине, по которой озадаченный мэр города Ле-Мойна не мог понять воскресных комментаторов. Хотя на первый взгляд кажется, что мы говорим на одном зыке, у нас могут оказаться диаметрально противоположные системы координат. Уехать с затопляемой равнины"? Куда? Горизонт Иллинойса наполняет новым смыслом слово "плоский". Неужели Уиллс и Робертс действительно собирались предложить переселить все население бассейна реки Миссисипи? Нет, конечно, они мыслили в категориях чужой топографии, например, "холмах". Сколько раз на протяжении жизни нам случалось передавать информацию неправильно из-за принципиальных различий в образах мышления и несовершенства общего языка? Еще менее совершенно наше мировосприятие. Например: для жителя Среднего запада и суша, и река - "данности". Это не место буколических восторгов, там хозяйничают ураганы, саранча и наводнения. Усилия человеческие ничтожны, а природа могущественна; и каждый год (если не день) фермеры получают напоминания об этом. С точки зрения политического комментатора, политика создает реакцию масс. Страхование от наводнения некоторым образом притягивает домовладельцев к долинам рек. Правительство и власть - данности, а наводнение - дорогостоящая, но поправимая ошибка. Если за точку отсчета принять природу, то "человек" - блоха на львиной гриве. А если принять за точку отсчета правительство, то "природа" - не более чем досадная помеха. Это - способы мировосприятия, и они существенно окрасят и речь вашу, и смысл, который вы в нее вкладываете.
Все выше: сказанное заставляет спросить себя: "Так на каком же языке мы говорим? Каково наше мировосприятие?" Мы можем сказать, что мы астрологи, и в качестве таковых рассматриваем человечество во взаимодействии с природой в поистине космическом масштабе. У нас есть некие образцы нас самих, предполагающие использование определенных слов. Два из них особенно часто оказываются рядом - духовное и научное. Мы можем называть астрологию духовным опытом, научной дисциплиной, "оказыванием помощи" или даже методом, - и я возьмусь привести доводы в пользу этого последнего определения, которое представляется наиболее подходящим. К сожалению, все эти слова могут иметь для нас иной смысл, нежели для деятелей науки, религии и т.д. Большей частью эти способы мировосприятия (или предрасположенности) содержат багаж, который нам нести не хочется.
Если я предрасположена к религии, я рассматриваю природу как результат творения, или как продолжением некой высшей сущности. Ключевое слово здесь - вера. Действительно важные идеи я постигаю через откровение. Таким образом, астрология всего лишь предлагает зашифрованную идею, и я должна докопаться до ее скрытого трансцендентного смысле. Я могу воспринять "учение", которому стану следовать. Цель моя - более глубокое и широкое понимание, и моя награда за открытие отсрочена. Это, безусловно, общий для астрологов образ мыслей. Помимо того, астрология в религиозном мировоззрении служит, хотя бы отчасти, путем самоусовершенствования, но уже на усмотрение практикующего.
Если бы у меня была склонность к науке, меня интересовал бы феномен как таковой, в чистом виде. Я могу лишь вывести некое заключение, исходя из даты и времени, и открытие свое мне не на что распространить. Я вынуждена придерживаться "научного метода", так как именно это и определяет науку - то, Как Сделано: эксперимент, наблюдение, вывод, повтор. Но скорее всего, область моих исследований будет весьма и весьма узкой. Ни одна из этих предрасположенностей не представляет как следует астрологический опыт в целом. Как в случае с мэром из штата Айова и учеными мужами с телевидения, наши системы координат не совпадают.

Астрометод: что мы, на самом деле, делаем?

Большинство из нас для каждой конкретной цели использует набор астрологических методик. Приходит клиент - с "букетом" проблем; некоторые из них в острой стадии, некоторые - в хронической; какие-то проблемы связаны с личной жизнью, какие-то - с деловой. Работа моя большей частью будет основана на натальной карте, но я могу использовать также хорара, методику выбора даты и т.д. Я могу даже изучать только мунданные влияния в мировом масштабе, трактуя их на основе исторических моделей. Когда я пользуюсь уже накопленными профессиональными знаниями, мне необязательно в них "верить". Напротив, я проверяю их и приспосабливаю к собственным нуждам. Время от времени мы, астрологи, окунаемся в другие дисциплины (общественные науки, экономика, прикладная математика) и кое-что заимствуем. Тут мы сродни одной из дочерних по отношению к астрологии наук. Астрономия, скажете вы? Нет, много ли вы встречали астрономов, которые преднамеренно манипулируют Млечным путем? Речь может идти об еще одном отпрыске астрологии, медицине.
Подумайте о том, как похожа наша работа. Мы диагностируем, прогнозируем, предписываем. Мы проводим тесты и терапевтическое лечение, консультируем. Мы даже можем считать мунданную астрологию эквивалентом такого направления в медицине как общая эпидемиология, а методика выбора даты близка к профилактической медицине.
Хотя медицину принято называть наукой, более правильно говорить о ней "искусство" или "метод". Она - амальгама многих наук, имеющих общую цель: поддержание здоровья и лечение заболевания. Цель ее - не знание, а лечение. Конечно, она может предусматривать деятельность с чисто научной целью, но сама медицина - это меняющийся и практичный комплекс прикладных методик. От методик требуется лишь, чтобы они работали, им нет нужды быть истинными. "Наука" же как таковая одновременно и больше, и меньше того, что мы обычно подразумеваем под этим понятием.

Так что же делает науку "наукой"?

Одно из определений: экспериментирование и логические выводы, основанные на эмпирических наблюдениях. Например: Я допускаю, что соленый арахис - канцероген. Я отделяю популяцию крыс (группа А), которую кормлю особой пищей, включающей соленый арахис. Одновременно я кормлю группу их родственников обычной крысиной едой (группа В), а группе С даю смесь из несоленых орешков. Ставя этот эксперимент, я обязана следить за тем, чтобы отклонения, способные исказить результаты, были ограничены:

а). Все крысы у меня одной породы и возрастной группы - чтобы уменьшить генетические отклонения.
б). Все они получают одинаковые порции соленого арахиса.
в). Все крысы в контрольных группах получают одинаковую обычную пищу, или несоленый арахис, чтобы исключить случайное загрязнение эксперимента. И если бы я хотела быть настоящим приверженцем науки, я бы использовала в опыте соленые и несоленые орешки одного сорта, с одного растения, пожаренные в одно время и т.д. Переменной составляющей было бы только количество соли.

Далее, по прошествии некоторого времени я жертвую крысами и подсчитываю опухоли. А потом я или еще кто-нибудь проделывает все с самого начала. Если результаты достаточного количества повторных опытов более-менее совпадают, я получаю вероятную корреляцию, но - никакой уверенности при этом. Каждый успешный эксперимент я неизменно буду подытоживать заключением: "Это надо подтвердить дальнейшими исследованиями". Тяжело быть крысой. А потом кто-нибудь, ведающий, по всей вероятности, производством соленых орешков, начнет жаловаться, что от этих исследований, пусть даже и правильно проведенных, никакого проку нет, ибо трудно себе представить, что кто-то захочет сидеть на диете из соленого арахиса. Ну, это мы еще посмотрим.
Если бы мне понадобилось провести научное исследование того же рака с астрологических позиций, с теми же критериями, которые я могла бы использовать при работе с крысами, все мои испытуемые должны были бы родиться в один день и в одном и том же населенном пункте. (В противном случае мне придется вводить астрологический эквивалент генетической составляющей). И веселое же это будет занятие - подбирать контрольную группу. Попробуем-ка модель "логические умозаключения на основе эмпирических наблюдений".
Мы выдвигаем гипотезу, что больные легочной формой рака страдают 8-й гармоникой Юпитера и Нептуна (орбис 2). Мы выбираем наугад раковых больных и ищем у них эту конкретную астрологическую особенность. Если положительная корреляция выше, чем в принципе могла бы показать случайная выборка, - наше счастье. Но сравните это с опытами на крысах. Если больные раком крысы у нас из разных мест (или разного возраста) - станем ли мы смотреть, ели они соленый арахис, или нет? Может, половина из них жила на богатой кадмием свалке, на которой, вдобавок, оказались отходы с завода Плантерса? А может, на протяжении средней крысиной жизни свалку несколько раз опрыскивали инсектицидами? Мы, к сожалению, обречены на подобного рода неточности во всех общественных науках, включая астрологию. Мы можем отобрать для исследования некоторое количество больных раком и подсчитать, сколько из них курят, но чистоту выборки нарушают побочные факторы. Конечно, мы можем проверить, есть ли у этих людей мажорные аспекты Юпитера с Нептуном, но что мы при этом упускаем из виду? Это даже нельзя поставить рядом с исходным тестом на соленый арахис из-за внедрения переменных факторов. Хотя подобные экзерсисы и могут дать полезный материал, не стоит морочить себе голову, считая, что это - путь к научной "истине". Если предметом исследования являются психологические характеристики, которые сами по себе существуют гипотетически, - мы по-настоящему обманываем себя и других.

Чем определяется "наука"?

Некоторые "науки", такие как теоретическая математика, совсем не соответствуют тому, что подразумевает понятие "научный". Джон Зинман в своей работе "Наука - общественное знание" пишет: "Современные математики считают, что исследуют логические следствия (теоремы) различных наборов гипотез или аксиом, и не претендуют на абсолютную истинность - в материальном смысле слова - своих результатов. Физики-теоретики и специалисты в области прикладной математики пытаются ограничить свои исследования системами гипотез, которые, как им кажется, отражают ценности реального мира, но зачастую права на подобную веру у них нет. Было бы абсурдным заявить, что "Принципия" Ньютона и все работы, на ней основанные, больше не наука только потому, что мы теперь предполагаем, что в эйнштейновской вселенной закон гравитации не вполне верен. Подозреваю, что изгнание "царицы наук" с ее трона - пережиток какой-то древней академической классификации, вроде объединения классической литературы и математики на экзаменах в Кембридже, и невозможно привести в оправдание более серьезного довода, нежели тот, что Эвклид и Архимед писали на греческом"1).
Математика на самом деле - язык отношений, который может быть полностью оторван от реального. Она способна, как и логика, правильно манипулировать неправильными данными. Ключевая фраза здесь: "Quod erat demonstrandum", "так это проявляется" - что указывает на правильное и последовательное применение формулы. Но надо также принять во внимание афоризм программистов: "мусор вводим, мусор же и выводим".
Некоторые "гуманитарные" науки (например, общественные) применяют методы научной выборки к подмножествам абстрактных моделей, которые сами по себе - лишь теории. Например: в одном детальном исследовании использовали тест на множественность выбора, чтобы определить, является ли определенная часть участников интровертами или экстравертами. Интроверсия и экстраверсия не предметны. Это - целиком и полностью теоретическая классификация. Надо отбросить недоверие и принять этот мир, в котором интроверт и экстраверт жили и до того, как мы придумали для них тест.
Все изыскания в области психологии носят теоретический характер, и потому все выводы, основанные на их посылках, тоже чистейшая теория. Экономика использует для разработки своих моделей широкий круг исторических данных перед тем, как подвергнуть их статистическому анализу. Однако экономика резко отличается от точных наук тем, что предлагает причинно-следственные отношения, а затем прикидывает возможное направление на будущее. Астрономия описательна, а ее главную спорную гипотезу - "большой взрыв" или "стационарная вселенная" - проверить невозможно. Доказательство можно основывать только на побочных эффектах, которые никогда не повторяются.
Как мы можем затеять настоящий астрологический эксперимент, если один из главных наших факторов, время, нельзя ни воспроизвести, ни изолировать? "Время" как таковое мы в состоянии изучать не больше, чем "энергию" и "пространство"; мы можем лишь измерить их посредством границ и явлений, проявляющих их свойства. Как можно изучать "где"?, не говоря "что"? Я могу выяснить, ГДЕ находится стул, КОГДА он существует, и даже - существует ли. Однако, если я попытаюсь рассматривать эти "где, когда и если", не вводя никаких границ, я получу "все, везде и всегда". Проблема, понимаете ли. Как эффективно разделить самый предмет астрологии на части, удобные для исследования, если наши подопытные по природе своей не соответствуют требованиям чистоты эксперимента, отягощенные полным набором планет, мидпойнтов, аспектов и т.д.? Попросту невозможно отфильтровать Солнце, Венеру или Марс, подобно следам фтористых соединений. Кроме того, у каждого из них своя история, связанная с транзитами, которая будет сказываться на всем, что бы мы ни изучали - загрязнение времени. Короче, модель научного тестирования, будучи применена к астрологии, резко искажается, и если бы гуманитарные науки были более честны, они признали бы, что и в их областях эту модель использовать неуместно. Вы и в самом деле думаете, что временные, этнические, национальные и религиозные и предпосылки не влияют на психологическое развитие? Как же вы собираетесь их отделить?

Астрометод?

Что такое метод? Использование определенных приемов и процедур с целью получения результата. Нет необходимости в том, чтобы тот, кто пользуется методом, действительно понимал, какие силы он или она приводит в действие или анализирует. Напротив, он выделяет технические приемы, более-менее надежные в пределах его возможностей. Для того, чтобы покрыть глазурью глиняный горшок, мне незачем разбираться в силикатной химии высоких температур, как незачем знать микробиологию, чтобы печь хлеб. А вот рецепты помогают.
Может ли астрология быть методом? Все признаки налицо. Нам неизвестен механизм, посредством которого на нас отпечатываются характеристики конкретного момента времени, поэтому нечего и надеяться на то, чтобы изучить его отдельно от его проявлений вовне. Ни одна отрасль науки не изучает только время. Мы можем, однако, пользоваться тем, что все-таки знаем - пусть издали и нечетко. Поэтому астрологи особенно часто оказываются правыми непонятно почему, как и экономическая "наука". Отметьте, и там, и там изучается не источник явления, а само явление, вторичное по отношению к нему. У экономики то преимущество, что она имеет дело с очень ограниченным, измеримым и четко фиксируемым явлением, колебанием цен. И астрологии, и экономике требуется объект изучения, существующий в уникальном временном пространстве, сдублировать которое невозможно. Между прочим, и само временное пространство может быть для них объектом исследования. Астрология использует "научные приемы", хотя все доводы за то, что ее бывшие слуги, математика и астрономия, и сами не соответствуют определению "науки", поскольку не предполагают экспериментальной работы. Как и положено методу, астрология использует готовые средства, чтобы некоторым образом упрочить свои результаты. Она может испытывать свои приемы на эффективность, точно так же, как гончар испытывает свои глазури. Так специалисты по хорарной астрологии могут проверить, насколько результативны их правила. Астрологи, работающие с натальными картами, могут обобщить опыт клиентов, связанный с транзитами Плутона к Солнцу, а затем "выдавать" его в похожих случаях. Если приемы работают хорошо, их можно продемонстрировать, а если нет - описать. Это столь же прагматичный подход, как тот, что проявляет медицина по отношению к новому лекарственному средству или способу лечения. Требуется изменить наше мировосприятие лишь в одном: мы должны верить, что делаем нечто полезное и настоящее. Тогда мы можем и дальше оттачивать свое мастерство.

Может ли Астрология быть наукой?

Возможна ли на свете наука астрология? Является ли наукой медицина, или медицина это метод - прикладная биология и химия - узаконенный наукой? Может ли быть наука о времени? Существует ли наука о пространстве? Время и пространство, как и энергия, суть переменные характеристики. Физика элементарных частиц учитывает эти соображения, так что, возможно, она - наука, которая, в конце концов, воспримет астрологические идеи. Почему не астрономия? Астрономия - описательная отрасль науки, направленная на физические природу и качества удаленных от нас космических объектов или явлений. Астрологов на данный момент интересует применительно к этим телам только их положение на небе, внешний вид, позиция в земных координатах и циклы. Короче говоря, неважно, что представляют собой эти тела, важно, как они соотносятся во времени и пространстве.
Представьте себе: если бы Земля была постоянно скрыта облаком, подобно Венере, что имело бы больше шансов на развитие - астрономия или астрология? Едва ли мы примемся изучать нечто - звезды и планеты - что видеть не можем, но мы можем попросту вывести комплекс законом о циклах, основанный на соотносимых друг с другом повторяющихся явлениях. Конечно, мы назвали бы все это наукой о разливах рек, или программой по изучению нашествий саранчи. Что и возвращает меня к берегам Миссисипи.

Доказательство не имеет отношения к знанию

Если бы я никогда не видела звезд, но хорошо знала бы реку, я стала бы добросовестным экспертом по весенним разливам. Если бы я как следует умела вести учет и научилась бы истолковывать древесные кольца, я бы предсказывала засухи. Мать-Природа каждую минуту выкидывала бы фортеля, а я бы кидалась к своим подсчетам, боясь что-нибудь упустить. Я измыслила бы какой-нибудь дурацкий гипотетический фактор, который бы у меня работал, или что-нибудь в этом роде. И какой-нибудь тип, совершенно не понимающий сути дела, настаивал бы на том, чтобы мы переезжали - просто потому, что река продолжает разливаться. Но если бы мне удавалось избежать подобного восемь раз из десяти, я была бы счастлива, ибо знаю, что для любой проблемы есть оптимальное решение, и оно ждет своего часа.
Бедный мэр города Де-Мойна, пытающийся рассуждать о природе с политическими комментаторами. Он был не на своем месте, совсем как астролог, пытающийся рассказывать ученым о циклах. Когда-нибудь все это опишет какой-нибудь гениальный физик, и мы испытаем коллективное сатори. Мы останемся последователями астрометода, но облако отодвинется, и станет виден механизм. Мы еще не приблизились к истоку, но, подобно жителям пограничного штата, мы ЗНАЕМ реку, а просто обладать знанием лучше, чем устанавливать законы в нем или быть захваченными его потоком. Как это знание использовать - по-прежнему дело техники. За справками обращайтесь в инженерные войска.


1) Zinman, J.M., Science is Public Knowledge, 1968 Cambridge University Press



Rambler's Top100 MAFIA's Top100